Заражение вич инфекцией уголовное право

Заражение вич инфекцией уголовное право

Венерические заболевания принадлежат к небольшой группе заразных заболеваний человека, для которых существуют специфические правовые положения. При этом для них не принимался отдельный закон, как это произошло для туберкулеза или ВИЧ-инфекции, соответственно большая часть особенностей действий при возникновении этих заболеваний регулируются (в дополнение к профессиональным знаниям и навыкам врача) законом «О санитарно-эпидемиологическом благополучии населения», а также c законом от 01.01.2012 г. «Об охране здоровья граждан в Российской Федерации».

С другой стороны, в отличие от туберкулеза передача инфекции другому человеку криминализирована (как и передача ВИЧ-инфекции), а уклонение от раскрытия информации о создающих опасность заражения контактах является административно-наказуемым правонарушением. В этом отношении венерические заболевания также сближаются с ВИЧ-инфекцией. При этом, в противоположность ВИЧ-инфекции, для венерических заболеваний отсутствует концепция «принятия риска» для создающих угрозу заражения контактов. Все это создает вокруг венерических заболеваний специфическую правовую ситуацию, отличающую их от других заразных заболеваний человека в целом и заболеваний, создающих угрозу для окружающих, а также социально значимых заболеваний.

Сразу же необходимо отметить, что общегражданские нормативно-правовые акты (УК РФ, КоАП и УИК РФ) говорят о «венерических заболеваниях», не уточняя, какие конкретные нозологические единицы к ним относятся. С другой стороны, Международная классификация болезней и травм 10-го пересмотра (МКБ 10) не содержит упоминания венерических заболеваний, а использует термин «инфекции, передающиеся половым путем». Именно этот термин используется и в других нормативно-правовых актах, таких как Постановление Правительства РФ № 715 от 01/12/2004, где приведен список социально значимых заболеваний и заболеваний, опасных для окружающих. Отсутствие определения термина и повсеместная замена устаревшего термина «венерические» заболевания на «инфекции, передающиеся половым путем» (или даже «инфекции, передающиеся преимущественно половым путем») создает ситуацию правовой неопределенности Артамонов А.Н. Уголовное право. М.: Юрайт: Высшее образование, 2010 — С. 170. .

Сложности возникают в связи с неизлечимостью вирусных (инфекции, передаваемые половым путем ИППП. Поскольку в отличие от ВИЧ-инфекции для венерических заболеваний нет концепции «принятия риска», вступая в половые контакты, человек с вирусной ИППП рискует совершить преступление. Так как ст.121 УК РФ имеет материальный состав, для наступления ответственности необходим факт передачи инфекции, однако процесс заражения находится вне волевого контроля лица, инфицированного ИППП. Соответственно, законопослушный гражданин, инфицированный, например, генитальным герпесом (или имеющий аногенитальные бородавки), должен навсегда отказаться от половых контактов и использовать вспомогательные репродуктивные технологии в случае, если он или она захотят завести детей. Альтернативой является «серосортировка» при которой инфицированные лица активно ищут себе также инфицированных партнеров (понятие «серосортировки» известно из области ВИЧ-медицины) Калинкина Л.Д. Уголовное право РФ. М.: ЮНИТИ: Закон и право, 2010 — С. 246. .

Еще одной проблемой криминализации передачи ИППП является ситуация с субъективной стороной преступления. Единственное решение, которое может принять инфицированный и знающий о наличии у него инфекции человек, это вступать или не вступать в контакты, создающие угрозу заражения. Хотя, исключая ВИЧ-инфекцию, поставление в угрозу заражения, декриминализировано, сам исход контакта, создающего угрозу заражения находится вне сферы волевого контроля субъекта преступления. Соответственно, на этапе принятия решения о той или иной стратегии поведения наличие или отсутствие уголовных санкций за создание только угрозы заражения не играют роли. Здесь, однако, вступает в действие психологический механизм, который связан со степенью аверсии к риску. Если человек имеет высокую степень аверсии к риску, то для него отсутствие уголовной санкции за создание угрозы заражения не будет приводить к изменению модели поведения, поскольку гарантировать отсутствие передачи инфекции он не сможет. С другой стороны, человек, не аверсивный к риску, может рискнуть, создав угрозу заражения, и, соответственно, чем ниже аверсия к риску, тем чаще он или она будут вовлечены в поведение риска. Поскольку лица, вовлеченные в рискованное поведение являются и наиболее угрожаемой группой риска для заражения и передачи инфекции, существующая конструкция ст.121 УК РФ создает систему, которая способствует поведению риска, а не предотвращает его Володина Л.М. Уголовное право РФ. Тюмень: Изд-во Тюменского гос. ун-та, 2011 — С. 145. .

Здесь необходимо напомнить, что в УК РСФСР и других республик Советского Союза с 1970-х годов существовала ответственность за поставление в угрозу заражения венерическими заболеваниями, иными словами, существовала форма преступления с формальным составом, направленная на снижение вероятности поведения риска даже у лиц, принимающих возможный риск передачи (возникал только вопрос выявления этого поведения риска, т.е. вопрос правоприменительной практики, которую мы сейчас не рассматриваем). По этой причине и статья УК РФ, описывавшая ответственность за распространения ВИЧ-инфекции (точнее, СПИД) первоначально полностью соответствовала таковой для венерических заболеваний (и в самом начале была введена как часть ст.115 УК РСФСР, предусматривавшей ответственность за заражение венерическими заболеваниями). Далее поставление в угрозу заражения венерическими заболеваниями было декриминализировано (в 1990-х годах), а для ВИЧ-инфекции ситуация сохранялась без изменений. Поскольку ВИЧ-инфекция является неизлечимым заболеванием, с относительно низкой (но не нулевой) вероятностью передачи в хронической стадии (т.е. вне стадии первичных проявлений и СПИД, когда крайне высока вирусная нагрузка) и возможностью ситуации, когда партнер ВИЧ-инфицированного не хочет оставлять его, законодатель внес примечание в УК РФ, освободившее от уголовного наказания ВИЧ-инфицированное лицо, если серодискордантный партнер знает о ВИЧ-статусе инфицированного и добровольно принимает риски, связанные с возможностью заражения. Это было логичное решение, однако примененное только к статье 122 УК РФ, оно породило ситуацию, в которой передача более тяжелого заболевания декриминализирована, а более легкого — нет. Более того, как отмечалось выше, к инфекциям, передающимся половым путем относятся и ряд вирусных заболеваний (а узкое толкование ст.121, как предусматривающей ответственность только за передачу одного из пяти бактериальных венерических заболеваний противоречит логике как общественного здоровья, так и заботы о жизни и здоровье партнеров лиц, инфицированных ИППП). С точки зрения субъекта, инфицированного вирусной ИППП, отсутствие ответственности за поставление в угрозу заражения не должно оказывать сильного воздействия на поведение, поэтому отсутствие примечания, аналогичного примечанию в ст.122 УК РФ, фактически означает запрет на сексуальные контакты лицу, которому был поставлен диагноз вирусной ИППП до конца жизни Артамонов А.Н. Уголовное право. М.: Юрайт: Высшее образование, 2010 — С. 172. .

Если это так, то для человека, подозревающего о наличии у него вирусной ИППП (и вообще ИППП), наиболее разумным поведением будет избегание всяческих контактов с системой здравоохранения в особенности в связи с возможной постановкой диагноза ИППП. В соответствии с конструкцией ст.121 УК РФ, если человек не знает о наличии у него данного заболевания, то его действия, связанные с передачей инфекции, не создают состава преступления. Отсюда следует, что в отсутствие концепции «принятия риска» для ИППП существующие нормы права стоят на пути выявления этих заболеваний и фактически мешают системе здравоохранения проводить профилактические вмешательства, способствуя тому, что лица, опасающиеся наличия у них инфекции, избегают контактов с системой здравоохранения. Причем очевидно, что чем выше риск того, что ИППП будет выявлена, тем ниже вероятность того, что человек обратится в систему здравоохранения за помощью (особенно учитывая тот факт, что, как отмечалось выше, вирусные ИППП не являются излечимыми).

Вместе с тем, законодатель в действующей версии УК РФ предусмотрел больший учет субъективной стороны преступления, предусмотрев, что ответственность за преступления, совершенные по неосторожности, наступает только в том случае, если это напрямую предусмотрено соответствующей статьей Особенной части УК РФ Калинкина Л.Д. Уголовное право РФ. М.: ЮНИТИ: Закон и право, 2010 — С. 248. .

Согласно ч.2 ст.24 УК РФ деяние, совершенное только по неосторожности, признается преступлением лишь в случае, когда это специально предусмотрено соответствующей статьей Особенной части Уголовного кодекса. Поскольку соответствующего указания в ст.121 относительно неосторожности нет, то, как полагает ряд исследователей, не должна наступать в таком случае и ответственность. Однако с такой позицией не согласны другие исследователи, которые считают, что если при описании преступления форма вины не указана и она с очевидностью вытекает из способов законодательного описания этого преступления, то оно может быть совершено как умышленно, так и по неосторожности. Тут стоит обратить внимание на то, что в других статьях УК, где также по обстоятельствам возможен был бы либо косвенный умысел, либо неосторожность (ст.143 УК РФ, нарушение правил охраны труда) четко указывается, что формой вины является неосторожность. Соответственно, в данном случае законодатель предусмотрел неосторожность как единственную форму вины. По аналогии, если бы законодатель рассматривал в ст.121 и 122 неосторожность как форму вины, он бы ее внес и, соответственно, позиция И. Фаргиева представляется менее обоснованной, чем позиция П. Яни.

Вместе с тем, очевидно, что декриминализация легкомыслия сводит практически к нулю влияние анализируемых норм на общественное здоровье, поскольку в таком случае привлечение лиц группы риска, которые предприняли хотя бы минимальные меры предосторожности, становится невозможным.

По этой причине необходим механизм, который учитывал бы предшествующее поведение при определении степени общественной опасности. Одним из таких механизмов является повышенная ответственность в случае заражения двух или более лиц (ч.2 ст.121 УК РФ, ч.3 ст.122 УК РФ). Однако такой механизм далек от оптимальности. Как отмечает в своем обсуждении примечания к ст.122 УК РФ, освобождающем от уголовной ответственности за заражение ВИЧ-инфекцией и поставление в угрозу заражения в случае согласия потерпевшего лица В.В. Панкратов «…в ситуации, когда лицо заражает ВИЧ-инфекцией не одно лицо, а несколько (при групповом сексе, при групповом употреблении наркотиков и т.п., когда все члены группы осведомлены об инфицировании какого-либо члена группы), нет никаких препятствий к тому, чтобы добровольное согласие нескольких лиц рассматривалось в юридическом плане совершенно иначе, нежели согласие одного лица». В приложении к ст.121 УК РФ данное наблюдение означает, что повышенное наказание в случае, например, заражения во время группового секса будет рассматриваться иначе, нежели во время обычного. Соответственно, наказание повышается за сексуальную практику, аналогом была бы повышенная ответственность за поставление в угрозу заражения ВИЧ-инфекцией (ч.1 ст.121) в случае анального полового акта (повышенная ответственность за содомию). При этом механизм повышенной ответственности при заражении венерическим заболеванием двух и более людей при акте группового секса не решает проблему ответственности за легкомыслие.

Таким образом, в целях совершенствования нормативно-правовой базы борьбы с заболеваниями, передающимися половым путем, желательно декриминализировать передачу ИППП другому человеку, если потерпевшим не является беременная, ввести институт административной преюдиции для заражения ИППП нескольких человек, внести изменения в КоАП РФ и предусмотреть административную ответственность за передачу ИППП с максимально возможным штрафом, а также принять подзаконные акты, разъясняющие термин «венерические заболевания».



Source: studwood.ru


Добавить комментарий