Вячеслав боровский о вич

Вячеслав боровский о вич

 

ВРАЧ ВЯЧЕСЛАВ БОРОВСКИХ: «ПОЛНОЦЕННАЯ ДУХОВНАЯ ЖИЗНЬ ЧЕЛОВЕКА НАЧИНАЕТСЯ ТОГДА, КОГДА ЧЕЛОВЕК ПОЛУЧАЕТ ВОЗМОЖНОСТЬ РАЗВИВАТЬСЯ КАК ЛИЧНОСТЬ И РЕАЛИЗОВЫВАТЬ ТО, ЧТО БОГ ВЛОЖИЛ В НЕГО ПРИ РОЖДЕНИИ. И ПЕРВАЯ СТУПЕНЬКА В ЭТОМ РАЗВИТИИ — СМИРЕНИЕ».

          — Вячеслав Владимирович, мы уже не первый раз рассматриваем взаимосвязь нашего духовного, душевного и физического здоровья. Проблема недоверия человека Богу и чрезмерное доверие самому себе может иметь очень печальные последствия, в конечном итоге, для здоровья телесного.
          — Эту проблему я сегодня и хотел обсудить. Мы должны хорошо понимать, что человек – существо не самобытное, в человеке нет механизма саморазвития, самосовершенствования, и тот душевно- телесный потенциал, с которым мы появляемся на свет, – это то, что мы можем либо взрастить, либо утратить. Утратить – это мы сами, а возрастить – только с Божьей помощью. И человек, не зная, каким образом восполнить то, с чем он родился – этот душевно-телесный потенциал, как его развить и сохранить, он растрачивает. И утрата, душевное опустошение проявляются по-разному. Психиатры это знают под такими названиями как «неврозы», «психопатия» и т.д. Когда-то это занимало маленький сектор душевных болезней, а сейчас огромный. Разновидностей неврозов много, и мы выясняем не то, есть ли у человека элемент невроза или нет, а именно какой невроз. Я уж не говорю о других душевных болезнях, связанных с зависимостью от алкоголя, наркомании и т.д. В чём тут дело? Всё начинается с утраты смирения. Если мы говорим, что полноценная нормальная духовная жизнь человека начинается тогда, когда человек получает возможность развиваться как личность и реализовывать то, что Бог вложил в него при рождении, – это смирение, что является первой ступенью, с которой всё начинается. Нет смирения – и нет ничего. А противоположное состояние – когда запускаются механизмы самоопустошения, – это гордыня, самонадеянность, самомнение, когда человек намерен распоряжаться своей волей и своим умом так, как ему самому хочется, не имея никакого представления ни о Боге, не имея любого другого авторитета, которому он мог доверяться. И если лет 20 назад мы не видели доверия людей к Богу, потому что у нас об этом никто не говорил серьёзно и открыто, то было доверие людей к врачам, тогда профессия врача имела соответствующий престиж в обществе, и эффективность медицины была несоизмеримо выше, чем сейчас. Потому что начало медицины – это обращение пациента за помощью к врачу тогда, когда человек доверяет специалисту. И от этого доверия зависит всё – и сам процесс лечения, а главное – результат. А за последние 15 лет мы и это потеряли. Потеря доверия пациентов к врачам началась давно, ещё тогда, когда наше государство стало издавать популярную медицинскую литературу типа журнала «Здоровье». Когда люди могли вытащить из почтового ящика журнал, в котором на хорошей бумаге с иллюстрациями будет описаны этиология, клиника, диагностика и лечение язвенной болезни. А человек, узнав об этом на популярном уровне, не имея медицинского образования, не имея представления об анатомии, физиологии, потом придёт к врачу, будет его слушать, но будет иметь в виду то, что прочитал в журнале. Ещё в советское время врачи этот журнал называли порнографическим, потому что эта информация развращала человеческие нравы. Успех лечения зависит не от знания больного о заболевании, а от степени доверия к врачу – вот закон, фундамент, на котором стоит медицина.
          Христиане знают, почему любое лекарство будет действовать: потому что этого хочет Бог. Если я готов послушаться врача, то благотворное воздействие на меня окажет любое лекарство. Приведу вам пример из своей практики. В больнице № 40 мы участвовали в клинических испытаниях препарата «Динол». Сейчас этот противоязвенный препарат есть во всех аптеках, а тогда он только появился. Набрали 40 человек, страдающих язвой, 20 человек принимали «Динол», а остальные в точно таких же упаковках – мел, т.е. он никакого воздействия на слизистую желудка не оказывал. Результаты были потрясающие – кто принимал мел, у них эффект лечения был выше. Тогда восприняли это с юмором, дескать, от самовнушения, значит, не от химической формулы зависит результат, а от степени доверия больного врачу.
          – «Как Вы относитесь к кодированию?» – спрашивают наши зрители.
          – Утрата доверия к врачу привела к оттоку пациентов из официальной медицины и притоку их в парапсихологическую практику. Сейчас мы видим самый настоящий сатанинский шабаш, когда огромный спрос на душевное здоровье породил огромное количество магов, чародеев, экстрасенсов, парапсихологов, знахарей и т.д. И это не в закоулках и подворотнях, а на государственном уровне. На 1-м канале телевидения показывают передачу, где человек, которого называют «гуру», даёт рекомендации людям с любыми заболеваниями. Совершенно неграмотный и не разбирающийся в медицине, он высказывает вердикт. На каждом телеканале обязательно сидит какой-нибудь колдун, астролог или экстрасенс. Иностранцы выясняли именно эту сторону жизни нашего общества и говорят, что Россия превратилась в большую духовную помойку. Многие люди духовно дезориентированы, человек кому-то хочет верить, и когда он идёт к кодировщику – это удовлетворение религиозной потребности. Здесь и медицина пошла на поводу у общества и стала заложницей этой ситуации. Наша официальная медицина, в частности наркология, обладает скудным арсеналом средств для того, чтобы оказать эффективную помощь своим пациентам, и она вынуждена придавать наукообразный характер самой настоящей оккультной практике, которая связана с общением с тёмной духовной реальностью, – это вопрос о кодировании. Это самая настоящая оккультная практика и к медицине не имеет никакого отношения, отсюда множество проблем. Сейчас уже в Минздраве серьёзно стоит вопрос о том, чтобы метод Довженко на территории России запрещать, т.к. накапливаются проблемы с закодированными алкоголиками. Церковь постоянно об этом говорит. А в Ветхозаветные времена за это вообще казнили. Кодироваться нельзя. В оккультном «лечении» денег вращается больше, чем в официальном здравоохранении, – при том, что у нас строятся многопрофильные поликлиники, больницы с современным оборудованием. То есть, нужно правильно оценивать степень этой катастрофы, которая произошла в медицине. Наша медицина переживает кризис, которого никогда раньше не испытывала. Надо признать, что ухудшается подготовка медицинских кадров, здравоохранение стало заложником рыночных отношений, врач перестал видеть в пациенте человека, а только источник материальных благ. Степень доверия пациента к врачу зависит от умения врача вчувствоваться в человека, внимательно выслушать, и вот тогда уже начнётся лечение. От врача очень многое зависит. Постепенно человек утрачивает доверие к врачу, доверие к колдунам, и, в конце концов, он уже не верит никому, разочаровывается во всех и во всём и впадает в тяжелейшую депрессию. Путь, который избавит нас от этого, – это воцерковление, наведение порядка в собственной душе, с помощью Божией, которую Он подаёт в Церкви. Медицине нужно воцерковление, и потихонечку это, слава Богу, происходит и у рядовых врачей, и медперсонала, и у руководителей здравоохранения. Но до того, чтобы это явление приняло какие-то организационные формы, далеко, как до Луны. Мы должны полностью пересмотреть подход к человеческой личности как к пациенту, пересмотреть антропологию медицинскую, включить в неё самый высокий уровень саморегуляции – нравственность и духовность, без которых человеческую личность невозможно представить. Духовное состояние человека определяет всё, даже биохимические процессы, которые происходят в каждой клеточке. Наша русская медицина всегда была церковной, и особенно психиатрия, которая вышла из монастырей. Шизофреники и психопаты были всегда, и когда они присутствуют на службе, то сознательно имеют желание исповедовать грехи. Когда причащается шизофреник, мы видим, как отступает болезнь, потому что включается самый высокий уровень саморегуляции, который не признаёт официальная светская психиатрия, т.е. материалистическая. Психиатрия переживает сейчас самый серьёзный кризис, и с неё должно начаться возрождение нашей медицины. Я уже не говорю о таких заболеваниях как алкоголизм и наркомания, что является моей специальностью, – здесь мы видим несостоятельность нашей медицины, это даже не её сфера. Потому что она считает, что этой сферы просто нет, что у человека кроме мозгов и саморегуляции ничего высшего нет. Отсюда низкая эффективность оказания помощи. Это надо признать и как-то менять отношение здравоохранения к этой проблеме.
          – Вопрос от Елены из Самары: «Мой отец страдает алкоголизмом много лет, мы с братом верующие, но отца в храм привести не можем. Нужен ли ему сначала православный врач-нарколог, чтобы он подтолкнул его на путь веры и есть ли такие врачи»?
          – Православный врач – это проблема из проблем, у нас их никто не готовит, и нет такой профессии – православный врач, их очень мало. Наверняка и в Самаре есть верующий православный психиатр. А то, что вашему папе нужен человек, который его вразумит и сориентирует, может быть, это будет и православный врач, а может быть, и нет, просто хороший врач-нарколог, который на рациональном уровне объяснит, что с ним происходит. И, может быть, этого будет достаточно, чтобы у человека появилось желание изменить свою жизнь и совершать усилие над собой, и тогда уже можно будет и вам самим его направлять. Мы видим, как сейчас дети приводят своих родителей в храм не столько убеждением, сколько своим образом жизни. Когда родители видят своих детей молящимися, это несёт мощное воспитательное воздействие. Точно так же, когда дети видят своих родителей молящимися, лучшего воспитания для детей не придумать.
          – «Мы с мужем христиане, мы не основательно воцерковлены, но в течение 8 лет имеем духовного наставника. У мужа раз в полгода происходят страшные запои, и избавиться от них мы никак не можем. Он мучается. Как ему помочь? Как попасть к Вам, может быть, Вы ему чем-нибудь бы помогли»?
          – Чем может помочь запойному человеку родственник? Только усердной постоянной молитвой за него. Когда мы не в состоянии достучаться до души человека непосредственно, воздействуя на него словами, убеждениями, то гораздо более действенным средством является молитва. Потому что мы существа немощные и непосредственное наше воздействие на человека слабое. Человек может нас слышать, может не слышать, а может вообще поставить стену между собой и нами, и нам кажется, что мы потеряли человека, а на самом деле нет. Человек всегда доступен Богу, и по молитвам близких людей Бог выстраивает внешние обстоятельства жизни этого человека так, что он вразумляется. Для верующего человека с этим нет никаких проблем, и не надо беспокоиться на эту тему, если мы молимся за своих близких, знайте, что они никогда не погибнут и Господь обязательно их когда-нибудь вразумит.
          А что касается помощи в данном конкретном случае, если у вас есть возможность добраться до нас, пожалуйста. Номер телефона: 219-71-21. Может, я чем-то смогу помочь. Но если говорить в принципе, то степень интенсивности духовной жизни человека, страдающего запойной формой алкоголизма, должна быть выше среднего. Он должен очень серьёзно и вдумчиво совершать духовное преображение в церкви, обязательно под руководством священника, у которого он будет исповедоваться. Это должно происходить очень интенсивно.
          – «Вячеслав Владимирович, а верующему в Бога православному человеку нужен врач-психотерапевт или нет»?
          – По большому счёту врач-психотерапевт нужен и будет нужен до конца времён. Мы знаем, чем дольше история, тем дальше человек отстоит от Бога, и когда-нибудь окажется, что не останется ни одного верующего человека, и наступит второе пришествие Христа. Людям будет не всегда легко найти прямую дорогу к Богу. Врач будет тот человек, с которого начнётся возрождение человеческой личности. Встреча с православным врачом будет менять человеческую жизнь и будет первой ступенькой к спасению. В городе Полевском я стал приходским доктором, руковожу Духовно-просветительским центром храма Петра и Павла, который учредил православный приход. И наши прихожане, верующие люди, приходят ко мне на консультацию, за советом, за конкретной помощью, а иногда мне приходится исполнять роль врача-терапевта, разбираться с телесными заболеваниями и даже выписывать препараты. Человек болеет и обязательно умирает, – ещё ни один человек не избежал этого. Нужно беречь своё здоровье, избегать преждевременных болезней, избегать излишеств, которые искусственно вызывают болезни. И в то же время нужно учиться болеть, готовить себя нравственно, духовно к перенесению болезней, которые неизбежны. Уметь болеть – это наука из наук.
          – Мы считаем – это вовремя принять лекарство…
          – Вот и всё, что мы знаем о том, как нужно болеть, и этим знания ограничиваются не только у больных, но и у врачей. Врачи считают, что самое главное – это профилактика, хорошая диагностика, отлаженный лечебный процесс, новшества и достижения фармакологии, физиотерапия и т.д. Всё это необходимо. Задача медицины не в том, чтобы сделать человека бессмертным или избавить от болезней вообще – это невозможно.
          Ни одна система знаний, ни один общественный институт не знает верного отношения к болезни – только Православная Церковь. Я приведу вам как пример недавний случай. Ко мне на консультацию родители привезли 22-летнюю дочь, у которой есть полуторагодовалая девочка. Эта женщина является носителем ВИЧ-инфекции. При этом беда произошла не потому, что женщина вела порочный образ жизни, при котором человек может стать ВИЧ-инфицированным. Она не наркоманка, не проститутка, она из приличной семьи, хорошо воспитана и образована. Так получилось, что, в силу возраста своего, в силу неопытности она приобрела эту инфекцию при общении с наркоманом, с которым у неё были тёплые отношения, и от него она родила девочку. Слава Богу, что у девочки вирус прошёл транзитно. А сама мама не знает, что сейчас делать, для неё жизнь закончилась. Она грамотная, знает, что это за болезнь, она прочитала во всех справочниках о том, что ей отведено жить 8-12 лет максимум. Она ждёт развития в своём организме, каких-то инфекций, признаков начинающегося иммунодефицита, к каждому своему недугу – простуде, любому прыщику, расстройству пищеварения – относится как к началу конца, и для неё это ужасно. Она в состоянии отчаяния и не знает, что надо делать, при том у неё малолетний ребёнок на руках. За одну консультацию человека не научишь правильно относиться к болезни, – нужна серьёзная работа, нужно начинать с нуля, объяснять, что такое человеческая жизнь, откуда она, кто мы, куда мы идем. Другими словами, необходима серьёзная нравственная психотерапия, которая позволила бы человеку успокоиться и болеть правильно, не отчаиваться и не впадать в депрессию, а радоваться жизни. Любая болезнь, не только ВИЧ – к смерти тела. Это напоминание человеку о временности его земной жизни, что он в течение жизни утрачивает качество своего телесного здоровья. И мы не знаем, когда каждый из нас закончит свой земной путь. Если бы нас с детства приучали к христианскому взгляду на себя, мы бы к нашим болезням относились по-другому, не знали бы многих душевных расстройств. Христианин каждый день живёт так, как будто этот день последний, на каждую исповедь приходит как на последнюю, и причащается каждый раз – как будто в последний. Потому что христианин точно знает, что его жизнь ему не принадлежит, и нас никто не спрашивает, когда нам появиться на свет, и никто не спросит, когда нашу душу Господь заберёт. Кстати, дожить до старости удавалось меньшей части человечества. Большая часть заканчивала земной путь в молодом и зрелом возрасте. Так складывалась история человечества. По слову апостола Павла, «мы не свои, а мы Христовы», и наша жизнь не является нашей собственностью, она не принадлежит нам, мы не сами себе её дали, мы все в руках Божьих. И если бы мы понимали это, то умели бы относиться правильно к болезням. Если человек придёт к полноценной здоровой духовной жизни, то поймёт и увидит причину своей болезни, потому что хорошо увидит свои недостатки и грехи. Тогда он понимает, что все болезни – результат греха, пусть не личного греха, но «я не с Луны свалился, я продолжатель рода». Православный человек знает, что существует родовой грех, и если этот грех кем-то из продолжателей этого рода нераскаян, то я его воспринял и несу на себе, как наследственную болезнь. Кроме того, есть Адамово наследство, которое заканчивается для человека смертью, независимо, от того, какова его духовная жизнь. Мне как врачу интересно наблюдать, как ВИЧ-инфицированные ребята в нашем Центре меняются в лучшую сторону, преображаются, узнав о болезни, которая значительно сокращает жизнь. Всё ненужное отбрасывается в сторону, как мишура, а остаётся главное – он, Бог и жизнь, которую человек должен принести Богу. Любая болезнь – это напоминание Господа о Себе, – Бог останавливает человека в его греховной жизни, нашими болезнями поворачивает нас лицом к Себе. К 35 годам человек инфицирован практически всеми болезнетворными бактериями, в том числе и туберкулёзом, неблагоприятные условия, недостаток витаминов, переохлаждение, могут спровоцировать заболевание, но кто-то болеет, а кто-то нет. И в тюрьмах не все болеют этим, это зависит от Бога.
          – Мы считаем, что от нашего иммунитета.
          – Иммунитет от Бога, всё от Него, понимаете? Мы должны правильно к этому относиться. Мы просим в молитвах у Бога, чтобы Он послал нам здоровье, мы хотим, чтоб наша жизнь не омрачалась страданиями, связанными с болезнями. Но если Господь посылает нам болезнь, то мы не считаем это проклятием или несправедливостью, что Он от нас отвернулся, мы ни в коем случае не озлобляемся и никому не завидуем. Мы знаем – это мой крест. Я сам на этот крест не взбираюсь, но никогда с него не схожу, – это принцип жизни христианина. Господь послал этот крест, и я его терпеливо и благодушно несу, – в этом моё спасение. Святые отцы так и говорят, что «болезнь – это готовое спасение». Этому никто сейчас не учит, нет такой науки, которая бы учила правильно болеть. Нигде не учат: ни в школе, ни в вузах, ни в семьях, потому что этого, к сожалению, не знают. Христианское отношение к болезни таково, что человек знает, что он должен донести до последней минуты своей жизни свою душу в наименее повреждённом состоянии, а не тело, для тела это невозможно. Когда человек переносит болезни с благодарностью к Богу (для неверующих людей это режет слух, как можно за это благодарить) и несёт их до последнего дня, это и создаёт условие для созревания нашей души. Душа при таком отношении к болезни зреет и обретает жизнеспособность. Человек, относящийся к своим болезням по-христиански, и здесь удовлетворён и счастлив. По-настоящему радоваться жизни, получать удовлетворение и всю полноту жизни человек способен даже тогда, когда он тяжело болеет, когда он прикован к постели, когда узнаёт, что болен смертельно. Раньше в русской медицине была традиция информировать человека, не скрывать, что он неизлечимо болен, т.к. у больного должно быть время приготовить свою душу к встрече с Богом. Нам предстоит рождаться – точно так же, как мы рождались из утробы матери в этот мир, совершенно не зная, что это за мир. Мы не знали и не хотели никуда рождаться, нам там было хорошо. Точно так же и здесь, в земной жизни, наша душа зреет, как и тело наше зрело в утробе, чтобы быть жизнеспособным здесь. Так же и в земной период жизни душа зреет для того, чтобы оказаться жизнеспособной там, в жизни вечной. И если наша душа начинает жить той жизнью здесь, то она уже здесь радуется, человек уже здесь живёт полной жизнью. И болезнь этому способствует, если мы научены правильно её переносить. Теоретически этому научиться нельзя. Если у меня нет духовной практики, если у меня нет молитвенного общения с Тем, с Кем мне предстоит встречаться, к встрече с Кем я готовлю себя, то меня не убедят никакие слова.
          Человек больше, чем земная жизнь, человек – это существо созданное для вечности, и этому учит Православие уже 2000 лет. Я призываю к тому, чтобы люди пересматривали с христианской точки зрения своё отношение к болезням, потому что больных людей очень много. Мы болеем с раннего возраста и имеем наследственные патологии, и мы все болеем так или иначе. И чтобы мы не испытывали напрасных, бессмысленных страданий по поводу того, что кто-то здоров, а мы больны, мы должны воспринимать свои болезни как избрание Божие, что Господь коснулся нас, лично нас Своей любящей рукой. Да, так. Точно так же, как это делает отец, когда он любит своего сына, когда он причиняет страдания своему сыну. Но не потому, что он садист, а чтобы сын отказался от того образа жизни, который он вёл и задумался о том, как надо правильно жить, что нужно сделать со своей жизнью, чтобы её исправить. И тогда болезни, если мы не получаем от них исцеления, благотворно сказываются на состоянии нашей души, наша жизнь по-настоящему может стать радостной и осмысленной.
          – Беречь нужно свои руки, ноги, голову, но в первую очередь беречь свою душу. Если мы не бережём душу, то тогда потом нужно правильно воспринимать свои болезни.
          – Да. А что касается исцелений от каких-то недугов, которые сейчас считаются неизлечимыми, даже от той же ВИЧ-инфекции, есть элементарная медстатистика по Москве за последние 10 лет. Учёные наблюдают за различными категориями ВИЧ-инфицированного населения. В церковной среде, т.е. среди тех людей, которые регулярно исповедуются в своих грехах и причащаются, за последние 10 лет не обнаружено ни одного случая перехода ВИЧ-инфекции в СПИД.
          — Это важный для нас показатель, и говорит об очень многом, он подводит итог всей нашей беседе. Спасибо Вам, Вячеслав Владимирович.

Беседу в прямом эфире вела Полина МИТРОФАНОВА
Расшифровка аудиозаписи – Илья ЦЫГАНЦОВ

 



Source: orthodox.etel.ru


Добавить комментарий