Вич реферат для врачей

Вич реферат для врачей

МЕТОДЫ ДИАГНОСТИКИ ВИЧ-ИНФЕКЦИИ 

Диагностика ВИЧ-инфекции включает в себя два этапа: установление собственно факта зараженности ВИЧ-инфекцией и определение стадии заболевания. За определением стадии неразрывно следует и выяснение характера течения заболевания, а затем и формирование прогноза у данного больного, а также выбор тактики лечения.  Как известно, диагностика любого инфекционного заболевания основана на сопоставлении эпидемиологических, клинических и лабораторных данных, и преувеличение значения одной из групп этих данных может привести к диагностическим ошибкам. 

При диагностике ВИЧ-инфекции часто встречается типичная ошибка, когда диагноз устанавливается на основании какого-нибудь лабораторного теста, к которому у врача по той или иной причине возникает чересчур сильное доверие. Некоторые работники лабораторий даже сами берут на себя смелость устанавливать диагноз ВИЧ-инфекции, никогда не видя больного. Иногда клиницисты также безоговорочно доверяют результатам лабораторных исследований, которые могут служить только как отдельные свидетели в деле вынесения окончательного приговора пациенту. Можно не останавливаться на сплошь и рядом встречающихся «обыкновенных» ошибках, которые возникают при перепутывании сывороток, неправильном заполнении документации и т. п. Клиницист просто обязан знать «диагностическую ценность» того или иного метода. Известен случай, когда в Санкт-Петербурге в результате неумелого использования какого-то «нового» метода, один «ученый» выдал диагноз «ВИЧ-инфекция» совершенного здоровому и неинфицированному человеку (которого он, кстати, никогда не видел), в результате чего последний покончил с собой. Другой, не менее «выдающийся ученый», несколько лет водил за нос руководство одной бывшей советской республики, доказывая, что население этой страны «поражено эпидемией СПИДа», поскольку разработанный им « сверхчувствительный» метод исследования «выявляет ВИЧ-инфекцию у зараженных намного раньше, чем все другие известные методики». В обоих случаях речь, конечно, шла о ложных реакциях, которые давали их «новейшие методы».  Типичный случай «установления диагноза ВИЧ-инфекции (вирусологически)» приводится в статье Н.Н. Беляевой (1). Несмотря на то, что у описываемого автором умершего пациента, мужчины 21 г., отсутствовали достоверные факторы риска инфицирования ВИЧ в эпиданамнезе, были отрицательные результаты обследования крови на антитела к ВИЧ, не было диагностировано ни одного типичного для ВИЧ-инфекции оппортунистического заболевания, и был патологоанатомически поставлен диагноз «лимфогранулематоз с поражением КМ (костного мозга?), печени, селезенки, лимфоузлов кишечника», автор (видимо, только в своей собственной статье) ставит ему «посмертный диагноз: «ВИЧ-инфекция». Основанием для этого «ретроспективного» диагноза было упоминание, что материал от больного «исследовали с помощью молекулярной гибридизации с использованием радиоактивного зонда и выявили в мононуклеарных клетках наличие вирусоспепецифических последовательностей ВИЧ-1». По-видимому, на автора статьи столь сильное впечатление произвела вирусологическая терминология, что он увидел на «этом примере исключительную ценность вирусологической диагностики по сравнению с серологической, особенно у детей младшего возраста (?)…».  Новые методы диагностики должны подтверждаться старыми, а не наоборот. Поэтому общей рекомендацией для клиницистов и эпидемиологов является скептическое отношение ко всем «новейшим» методикам, до тех пор, пока они не «устареют», то есть пока не станут известны все их достоинства и недостатки.

До последнего времени не прекращаются споры: можно ли диагностировать ВИЧ-инфекцию без лабораторного подтверждения. Это было бы предметом серьезной дискуссии, если бы в России не были повсеместно доступны методы обнаружения антител к ВИЧ. Но, тем не менее, это вполне возможно. Было множество случаев, когда диагноз ВИЧ-инфекции не вызывал сомнения с момента сбора анамнеза и с первого осмотра пациента. Трудно припомнить случай, чтобы типичная лимфаденопатия у выходца из центральной или восточной Африки не оказалась верным признаком ВИЧ-инфекции.   В силу сложившейся в России традиции миллионы людей обследуются на антитела к ВИЧ без определенных показаний, и в большинстве случаев врач сначала получает данные исследования (положительная реакция на антитела к ВИЧ), а лишь потом видит самого больного и может его опросить.  При таком положении вещей быстро забывается, что лабораторное исследование служит лишь подтверждением клинического. В тех же случаях, когда врач уже знает, что у осматриваемого больного выявлены антитела к ВИЧ, он легко может ошибиться, пойдя на поводу у бумажки с соответствующей записью. Так, в 1985-1989 годах врачам пришлось осматривать десятки пациентов, которых направляли в Москву из-за ложных лабораторных подтверждений ВИЧ-инфекции. В период 1987-1995 годов на один истинно положительный «лабораторный диагноз», основанный только на определении антител к ВИЧ по иммуноферментной методике, приходилось до 2000-3000 ложных! Все люди с подобной реакцией раньше длительно находились на диспансерном наблюдении, создавая много работы для сотрудников Центров по борьбе со СПИДом.  Практический интерес представляют случаи, когда пациент находится в стадии инкубации или стадии первичных проявлений ВИЧ и количество антител в его крови еще слишком мало для выявления. Тем не менее, при достаточном опыте инфекционисты довольно быстро распознают эти случаи. Так, например, однажды доктор М. А. Бурчик, работавшая в боксовом отделении 2-й КИБ г. Москвы, заподозрила ВИЧ-инфекцию у мужчины 44 лет, вернувшегося из поездки в США и страдавшего заболеванием, по клинике очень напоминавшим инфекционный мононуклеоз, и при первом обследовании серонегативного к ВИЧ. Доктор справедливо заметила, что для мононуклеоза зрелый возраст пациента не очень типичен, ведь, описавший его Филатов в свое время назвал его детской «железистой лихорадкой», а некоторые авторы, наблюдавшие его у взрослых, называли также «болезнью студентов и влюбленных», то есть лиц молодого возраста. Повторный анализ на антитела к ВИЧ, сделанный через неделю, также был отрицательным. Однако доктор проявила настойчивость, и уже при третьем анализе, сделанном через месяц после начала клинических проявлений, были обнаружены антитела к отдельным белкам ВИЧ, а в последующих анализах — полностью положительная реакция** на антитела к ВИЧ в иммунном блотинге. При последующем сборе эпиданамнеза выяснилось, что пациент имел гомосексуальные связи во время поездки в США, в результате чего и заразился ВИЧ.  К числу наиболее изученных и распространенных относится метод обнаружения антител к ВИЧ. Так как ВИЧ-инфекция в большинстве случаев длится пожизненно, то для диагностики достаточно самого факта обнаружения антител. При ВИЧ-инфекции, в отличие от других инфекций, в большинстве случаев нет необходимости использовать парные, то есть взятые через определенный временной промежуток, сыворотки.  Обнаружение антител, в принципе, может выявить более 99% инфицированных ВИЧ лиц. Некоторые сложности связаны с тем, что антитела к ВИЧ отсутствуют в первые недели после заражения, а также их количество может заметно снижаться в терминальном периоде заболевания. Имеются сведения об отдельных, но достаточно редких случаях ВИЧ-инфекции, когда антитела длительно не обнаруживаются или исчезают на сравнительно длительный срок.  Так, с 1995 по 1997 в США и Канаде были идентифицированы 8 пациентов с клиническими признаками ВИЧ-инфекции, у которых многократные исследования сывороток на наличие антител давали отрицательные результаты. (2). У всех больных отмечались клинические проявления, соответствующие определению СПИДа, снижение уровня СД4 ниже клеток ниже 200. Пробы на р24 антиген были положительными, так же как и результаты обнаружения РНК и ДНК ВИЧ. Исследование сывороток этих пациентов в нескольких тест-системах для обнаружения антител показали, что некоторые из них выявляют наличие антител к ВИЧ, а другие нет. Исследования сывороток в иммунном блотинге у 4 из 8 пациентов обнаруживало наличие антител к протеинам ВИЧ, то есть эти сыворотки могли расцениваться как сомнительные (неинтерпретируемый результат).  Это наблюдение подчеркивает необходимость комплексной оценки результатов обследования при диагностике ВИЧ-инфекции, так как во всех случаях заболевание было заподозрено на основании клинических проявлений. У ряда пациентов из этой группы можно было выявить в анамнезе половые связи с лицами, в последствии заболевшими СПИДом. Эпидемиологическое значение таких случаев в целом невелико, так как они встречаются нечасто, однако теоретически они могут играть роль в возникновении отдельных вспышек, что следует принимать во внимание при проведении эпидрасследований.  Еще раньше эксперты высказывали мнение, что отсутствие антител к ВИЧ к 6 месяцам от заражения является чрезвычайно редким и негативный результат обследования на антитела к ВИЧ в этот срок является, скорее всего, «веским аргументом против диагноза ВИЧ-инфекции» (3, 4). Описанные в вышеупомянутом сообщении (2) «серонегативные» случаи клинически выраженной ВИЧ-инфекции составляли лишь сотые доли процента от общего числа выявленных за тот же период времени в США больных СПИДом. Теоретически можно предполагать, что с увеличением заболеваемости ВИЧ-инфекцией в России абсолютное число таких случаев будет возрастать, и соответственным образом может вырасти роль серонегативных источников в эпидпроцессе. Но, с другой стороны, так как качество диагностических тест-систем и их способность выявлять все более низкие концентрации антител, возрастает, то эти расчеты могут и не иметь существенного значения.  Так как терминология, используемая при лабораторной диагностике ВИЧ-инфекции далеко не всегда является понятной для практикующего врача, необходимо остановиться на ней более подробно.  Диагностическими тест-системами называют специальные наборы реактивов для обнаружения маркеров ВИЧ-инфекции. Чаще всего, как было отмечено выше, они предназначены для определения антител к ВИЧ. Главным их различием между собой является лишь способ обнаружения реакции антитела с антигеном ВИЧ. Тест-системы отличаются, кроме метода обнаружения реакции «антиген-антитело», также по подбору используемых антигенов ВИЧ, которые могут быть получены непосредственно из ВИЧ рекомбинантными методами или синтезированы из аминокислот, а, кроме того, — и по подбору сопутствующих реактивов и дизайну. Врачей-практиков не должны смущать чаще всего употребляемые в рекламных целях выражения «тест-системы третьего поколения», «тест-системы нового поколения» и т.п. Фактически под этим скрывается только лишь использование новых ингредиентов, хотя на самом деле качество «тест-системы четвертого поколения» может быть значительно ниже, чем у тест-системы «первого поколения». Так, системы с использованием в качестве антигена «вирусного лизата», то есть разрушенного вируса относят к «первому поколению», но по своей способности выявлять всех зараженных, имеющих антитела к ВИЧ, они могут превосходить «новые поколения».  Качественными характеристиками этих тестов являются способность выявлять максимальное число «истинно положительных» сывороток, то есть сывороток, действительно содержащих антитела к ВИЧ (чувствительность тест-системы), и способность регистрировать минимальное число «ложноположительных», то есть дающих ложную реакцию с диагностикумом сывороток (специфичность тест-системы). Если заявленная чувствительность теста составляет 99,9%, то это означает, что он выявляет 999 сывороток из каждых 1000, содержащих антитела, а одну из тысячи не выявляет. Если специфичность заявлена как 99,9%, то это значит, что тест прореагирует как «положительный» с одной из 1000 обследованных сывороток, в которых точно нет антител к ВИЧ.  Как правило, реальные чувствительность и специфичность тест-систем ниже заявленных производителями, и о ценности этих тестов можно судить в основном по результатам их практического применения.  Вполне естественно, что наибольшее количество сывороток, содержащих антитела к ВИЧ, выявляют те тесты, которые содержат антигенные детерминанты, наиболее часто встречающиеся у ВИЧ-1. Но для того, чтобы выявлять, например, и более редко встречающиеся сыворотки с антителами к ВИЧ-2 или субтипу О ВИЧ-1 в настоящее время приходится вводить в состав набора антигенов также и антигенные детерминанты, специфичные для этих вариантов, то есть постоянно расширять набор антигенных детерминант. Неспособность тест-системы выявить как «положительные» некоторые содержащие антитела сыворотки приводит к ложноотрицательным результатам. Причиной ложноотрицательных результатов может быть недостаточная чувствительность, связанная как с неправильным подбором используемых реагентов, так и неадекватный подбор используемых антигенных детерминант.  Все известные тест-системы имеют некоторые ограничения по своей возможности выявлять все сыворотки, содержащие антитела к ВИЧ, ( по чувствительности ) уже хотя бы потому, что количество этих антител может быть очень небольшим, особенно в начальный и финальный периоды болезни. Однако в модельных опытах с заранее известными заведомо позитивными сыворотками («диагностическая панель сывороток») чувствительность некоторых тест-систем может достигать 100% — то есть они выявляют все заведомо «положительные» сыворотки, использованные в данном эксперименте. При этом, разумеется, не следует забывать, что лица, проводящие испытания, могут случайно или сознательно подбирать сыворотки с теми или иными особенностями, что влияет на результат испытания.  В то же время и ложноположительные реакции присущи практически всем тест-системам. Это связано с тем, что в исследуемых материалах могут присутствовать антитела к антигенам, сходным с антигенами ВИЧ, или примесям к антигену. Так, при классической методике получения антигена ВИЧ из лизата клеточных культур вируса в конечном продукте обнаруживаются фрагменты лимфоцитов, антитела к которым могут давать ложные реакции (5) и т.п. Отмечено, что по мере повышения чувствительности теста, отмечается тенденция к увеличению числа ложноположительных реакций.  На практике к этому добавляются также ложноотрицательные и ложноположительные результаты, возникающие из-за ошибок персонала, ухудшения качества систем из-за транспортировки и хранения в неправильных условиях, из-за снижения качества тест-систем вследствие длительного хранения. Поэтому, наряду с со специфичностью и чувствительностью, определенными в лабораторных условиях иногда определяют эти параметры в «полевых» условиях, то есть такими, какими они достаются практическому здравоохранению. Как правило «полевые» характеристики, вследствие вышеперечисленных причин ниже лабораторных. На результаты использования тест-систем могут оказывать влияние даже такие факторы, как качество используемой для промывания посуды воды и т.п.  Чаще всего антитела к ВИЧ обнаруживают иммуноферментными методами. Принципиальных различий в многочисленных коммерческих тест-системах для твердофазного иммуноферментного анализа нет, хотя по чувствительности и специфичности они могут существенным образом отличаться. Довольно часто наблюдается, что одни и те же сыворотки дают различные результаты при использовании различных тест-систем. Отсюда, безусловно, признано, что «положительные» результаты обследования в одной тест-системе нельзя считать безусловно «истинно-положительным» результатом.  В связи с этим предложен и используется ряд методов для проверки специфичности результатов обнаружения антител. Среди этих методов наиболее часто применяют реакцию «иммунный блотинг» или «иммуноблот» в модификации Western Blot. (В этом красивом ученом названии «blot» переводится скорее всего как «клякса», а «western» — как « западная» отражает направление распространения этой «кляксы» по бумаге слева направо, то есть на географической карте это соответствует направлению с запада на восток.»). Суть метода «иммунный блот» заключается в том, что иммуноферментную реакцию проводят не со смесью антигенов, а с антигенами ВИЧ, предварительно распределенными методом иммунофореза по фракциям, располагающимся согласно молекулярному весу по поверхности нитроцеллюлозной мембраны. В результате основные белки ВИЧ, носители антигенных детерминант, распределяются по поверхности в виде отдельных полос, которые и проявляются при проведении иммуноферментной реакции. (Рисунок. Иммуноблот с антигенами ВИЧ)  Сыворотки лиц, инфицированных ВИЧ-1, обнаруживают антитела к следующим основным белкам и гликопротеидам — структурным белкам оболочки (env) — gp160, gp120, gp41; ядра (gag) — p17, p24, p55, а также ферментов вируса (pol) — p31, p51, p66. Для ВИЧ-2 типичны антитела к env — gp140, gp105, gp36; gag — p16, p25, p56; pol — p68.  Среди лабораторных методов, необходимых для установления специфичности реакции, наибольшее признание имеет обнаружение антител к белкам оболочки ВИЧ-1- gp41, gp120, gp160, и ВИЧ-2 — gp36, gp105, gp140. Однако и здесь имеются некоторые расхождения между мнениями отдельных исследовательских групп.  Так, ВОЗ считает положительными сыворотки, в которых методом иммунного блотинга обнаруживаются антитела к каким-либо двум гликопротеидам ВИЧ (7). Согласно этим рекомендациям, при наличии реакции только с одним из белков оболочки (гп 160, гп 120, гп 41) в сочетании или без реакции с другими белками, результат считается сомнительным и рекомендуется повторное исследование, используя набор другой серии или другой фирмы. Если и после этого результат остается сомнительным, рекомендуется наблюдение в течение 6 месяцев (исследования через 3 месяца).  Но (8), допустима трактовка сывороток как позитивных и при наличии антител только к одному белку оболочки, особенно в тех случаях, когда речь идет об обследовании в очагах ВИЧ-инфекции. Совершенно очевидно, что в том случае, если речь идет о сыворотке ребенка, находившегося в нозокомиальном очаге ВИЧ-инфекции, или реципиента крови, получившего переливание крови от серопозитивного лица или о половом партнере ВИЧ-инфицированного, диагностическая значимость позитивной реакции резко возрастает. Здесь нужно обратить внимание читателя на то, что диагноз ВИЧ-инфекции устанавливается не на основании лабораторных исследований, а при их сопоставлении с клиническими и эпидемиологическими данными. Так, именно в Элисте, во время эпидрасследования внутрибольничной вспышки, наблюдали около десяти случаев, когда у инфицированных детей первоначально в иммунном блотинге отмечались антитела только к одному гликопротеиду env.  Наличие положительной реакции с антигеном p24 может указывать на период сероконверсии, так как антитела именно к этому белку иногда появляются первыми. В этом случае рекомендуется, в зависимости от клинических и эпидемиологических данных, повторить исследование с образцом сыворотки, взятым как минимум через 2 недели, и это является как раз тем случаем, когда при ВИЧ-инфекции необходимо исследование парных сывороток.  Положительные реакции с белками gag и pol без наличия реакции с белками env могут отражать стадию ранней сероконверсии, а также может указывать на ВИЧ-2 инфекцию или на неспецифическую реакцию. Лиц с такими результатами после тестирования на ВИЧ-2 повторно исследуют через 3 месяца (в течение 6 месяцев). Если через 6 месяцев вновь будут получены неопределенные результаты (отсутствие реакции с белками env ВИЧ-1 и ВИЧ-2), а также не будут выявлены факторы риска и клинические симптомы иммунодефицита, то обычно делают вывод о неспецифической реакции иммунного блотинга. Считается, что в случае истинной ВИЧ-инфекции обычно после нескольких месяцев наблюдения за спектром антител определяется «положительная» динамика — то есть появление антител к прочим структурам ВИЧ, а на нитроцеллюлозе в иммунном блоте наблюдается появление недостающих для диагностики полос (7). Напротив, в случае ложной реакции результаты иммунного блотинга остаются неопределенными или становятся «отрицательными», то есть «подозрительные» полосы исчезают.  Эффективность диагностики ВИЧ-инфекции с помощью обнаружения антител в крови снижает то, что антитела к ВИЧ могут не обнаруживаться в первые месяцы заражения или в терминальной стадии заболевания, и, напротив, обнаруживаться в первые месяцы жизни у незараженных детей, родившихся от ВИЧ инфицированных матерей.  Так как у детей действительно обнаруживаются антитела к ВИЧ, то в данном случае реакцию нельзя назвать «ложноположительной». С одной стороны, в течение первого года жизни в сыворотке крови ребенка циркулируют материнские антитела и, следовательно, обнаружение антител к ВИЧ у детей первого года жизни не является достаточным основанием для постановки им диагноза ВИЧ-инфекции. С другой стороны, поскольку заражение ВИЧ в неонатальном периоде может индуцировать гипо — и агаммаглобулинемию, исчезновение антител не может считаться достаточным основанием для снятия диагноза ВИЧ-инфекции. В связи с эти дети, родившиеся от ВИЧ позитивных матерей должны были раньше клинически наблюдаться не менее, чем в течение 36 месяцев от рождения. С появлением новых методов диагностики отмечается тенденция к сокращению сроков наблюдения. Обнаружение у таких детей ВИЧ антигенов ВИЧ, или нуклеотидных последовательностей ВИЧ может подтверждать диагноз ВИЧ-инфекции в более ранние сроки, однако отрицательные результаты таких исследований не позволяют его полностью отвергнуть.( подробнее см. ниже). По истечении всего срока наблюдения вопрос о наличии у ребенка ВИЧ-инфекции решается на основании анализа комплекса клинических, иммунологических и серологических данных.  Недостатком наиболее распространенных в настоящее время иммуноферментных систем является необходимость применения специального оборудования для оценки результатов реакции — спектрофотометров с аксессуарами, которые могут включать компьютеры со специальными программами обсчета и т.п., что значительно увеличивает стоимость исследований и делает исследователя зависимым от специальных условий, включая специальные помещения, электро- и водоснабжение. Использование иммунного блотинга сильно лимитирует его высокая стоимость.  Так как иммунный блотинг, вопреки распространенному мнению, является менее чувствительной методикой, чем твердофазный иммуноферментный метод, то в некоторых странах допускают постановку серологического диагноза после обнаружения антител к ВИЧ с помощью нескольких тест-систем для иммуноферментного твердофазного анализа, отличающихся по составу антигенов. Эффективность метода иммунного блотинга снижает обнаружение достаточно большого числа «не интерпретируемых» или «неопределенных» результатов.  Методом, теоретически упрощающим диагностику, является методика обнаружения антител к ВИЧ в слюне, которая в настоящее время приближается по чувствительности к обнаружению антител в крови, но пока значительно уступает по специфичности, то есть, дает большее количество ложноположительных результатов.  Кроме иммуноферментных, с успехом развиваются и другие методы обнаружения антител в крови: агглютинационный, иммунофлюоресцентный, радио-иммунопреципитационный и другие.  Для «полевых» исследований в настоящее время предлагаются всякого рода «упрощенные» варианты тест-систем для обнаружения антител к ВИЧ. Их чувствительность и специфичность может значительно колебаться.  В России в настоящее время стандартной процедурой лабораторной диагностики ВИЧ-инфекции является обнаружение антител к ВИЧ с последующим подтверждением их специфичности в реакции иммунного блотинга.  Антитела к ВИЧ появляются у 90-95 % зараженных в течение 3-х месяцев после заражения, у 5-9 % — через 6 месяцев от момента заражения, и у 0,5-1 % — в более поздние сроки. Наиболее ранний срок обнаружения антител — 2 недели от момента заражения.  Обнаружение антител к ВИЧ включает два этапа. На первом этапе проводится выявление суммарного спектра антител против антигенов ВИЧ с использованием различных тестов: иммуноферментных, агглютинационных, комбинированных, гребеночных, мембранно-фильтрационных или мембранно-диффузных. На втором этапе методом иммунного блотинга проводится определение антител к отдельным белкам вируса. В работе допустимо использование только тест-систем, имеющих разрешение к применению Министерства Здравоохранения РФ. Диагностические процедуры должны проводиться только в соответствии с утвержденными инструкциями по применению соответствующих тестов.  Забор крови производится из локтевой вены в чистую сухую пробирку в количестве 3-5 мл. У новорожденных можно брать пуповинную кровь. Полученный материал (цельную кровь) не рекомендуется хранить более 12 часов при комнатной температуре и более 1 суток в холодильнике при 4-8°C. Наступающий гемолиз может повлиять на результаты анализа. Сыворотка отделяется центрифугированием или обводкой крови по стенке пробирки пастеровской пипеткой либо стеклянной палочкой. Отделенная сыворотка переносится в чистую (лучше стерильную) пробирку, флакон или пластиковый контейнер, и в таком виде она может храниться до 7 дней при температуре 4-8°С. При работе следует соблюдать правила техники безопасности.  При получении первого положительного результата анализ проводится еще 2 раза (с той же сывороткой и в той же тест-системе).  При получении хотя бы еще одного положительного результата (два положительных результата из трех постановок в ИФА) сыворотка исследуется в другой тест-системе для определения суммарных антител к ВИЧ.  Первично положительная сыворотка, (то есть давшая два положительных результата в первой тест-системе) повторно исследуется в ИФА во второй (другой) тест-системе, выбранной для подтверждения.  При получении положительного результата анализа и во второй тест-системе сыворотку необходимо исследовать в ИБ.  При получении отрицательного результата во второй тест-системе сыворотка повторно исследуется в третьей тест системе.  В случае получения отрицательного результата анализа и во второй и в третьей тест-системе выдается заключение об отсутствии антител к ВИЧ.  При получении положительного результата в третьей тест-системе сыворотка также направляется на исследование в иммунном блотинге.  Принцип метода заключается в выявлении антител к определенным белкам вируса, иммобилизованным на нитроцеллюлозную мембрану. Белки оболочки вируса (env) ВИЧ-1, обычно обозначаемые как гликопротеины, (гп) с молекулярным весом, обозначаемым в килодальтонах (кд): 160кд, 120кд, 41кд. У ВИЧ-2 гликопротеины имеют вес 140кд, 105кд, 36кд. Белки сердцевины (gag) (обычно обозначаемые как протеины) у ВИЧ-1 имеют молекулярный вес соответственно 55кд, 24кд, 17кд, а ВИЧ-2 — 56кд, 26кд. 18кд. Ферменты ВИЧ-1 (pol) имеют молекулярный вес 66 кд, 51 кд, 31кд, ВИЧ-2 — 68кд.  Результаты, полученные в иммунном блотинге, интерпретируются, как положительные, сомнительные и отрицательные.  Положительными (позитивными) считаются пробы, в которых обнаруживаются антитела к 2 или 3 гликопротеинам ВИЧ.  Отрицательными (негативными) считаются сыворотки, в которых не обнаруживается антител ни к одному из антигенов (белков) ВИЧ.  Пробы, в которых обнаруживаются антитела к одному гликопротеину ВИЧ и/или каким-либо протеинам ВИЧ, считаются сомнительными (неопределенными или не интерпретируемыми).  При получении сомнительного результата с антителами к белкам сердцевины (gag) в иммунном блотинге с антигенами ВИЧ-1 проводится исследование с антигенами ВИЧ-2.  При получении положительных результатов иммунного блотинга делается заключение о наличии в исследуемом материале антител к ВИЧ.  При получении отрицательного результата анализа в ИБ выдается заключение об отсутствии антител к ВИЧ.  При получении неопределенного результата проводятся повторные исследования на антитела к ВИЧ через 3 месяца и при сохранении неопределенных результатов — через 6 месяцев.  Если через 6 месяцев вновь будут получены неопределенные результаты, а у пациента не будут выявлены факторы риска заражения и клинические симптомы ВИЧ-инфекции, результат расценивается как ложноположительный. (При наличии эпидемиологических и клинических показаний серологические исследования повторяются по назначению).  Особенностями серологической диагностики ВИЧ-инфекции у детей, рожденных от ВИЧ-инфицированных матерей, является то, что как у зараженных, так и у незараженных детей в первые 6-12 месяцев жизни обнаруживаются антитела к ВИЧ материнского происхождения, которые затем могут исчезать. Критерием, свидетельствующим о наличии у ребенка ВИЧ-инфекции, является обнаружение у него антител к ВИЧ в возрасте 18 и более месяцев. Отсутствие антител к ВИЧ у ребенка в возрасте 18 месяцев, рожденного от инфицированной ВИЧ матери, является критерием, свидетельствующим против наличия у него ВИЧ-инфекции.  С целью диагностики используются также методы обнаружения вируса, его антигенов или генного материала (специфических нуклеотидных последовательностей).  Среди антигенов ВИЧ чаще всего пытаются обнаруживать белок p24 ВИЧ-1, однако эта методика не нашла должного применения в эпидемиологических исследованиях, так как большая часть антигена не связана антителами только в начальный период заболевания и в период развития клинически выраженного иммунодефицита. В связи с этим метод представляет интерес для выявления больных в ранних стадиях ВИЧ-инфекции и иногда для оценки прогрессирования заболевания (см. ниже). Обнаружение этого антигена у ребенка, родившегося от ВИЧ-инфицированной матери, может служить критерием при установлении у него диагноза ВИЧ-инфекции. Не исключено, впрочем, что могут быть разработаны модификации метода, позволяющие расширить его диагностическое применение.  Выделение и идентификация культуры ВИЧ является достоверным признаком инфицирования ВИЧ, однако, этот метод малодоступен, требует длительного времени, высокой квалификации исполнителей, специального оборудования. Поэтому выделение вируса и его идентификация проводятся только в научных. Современные методы позволяют выделять ВИЧ в подавляющем большинстве, если не в 100% случаев истинной ВИЧ-инфекции, если, конечно, исследователи имеют соответствующие навыки, проявляют упорство (то есть делают многократные попытки выделения ВИЧ) и обладают большими денежными средствами, которые обеспечивают возможность использовать специальную вирусологическую лабораторию, оснащенную современной техникой и реактивами. Последнее условие, однако, существенно ограничивает использование этого подхода, и он обычно применяется только в ограниченных научных целях.  Следует помнить, что отрицательные результаты однократной попытки выделить ВИЧ, не имеют никакого практического значения, так как такие попытки выделения ВИЧ бывают удачными лишь в половине случаев. Сообщение лаборатории о том, что ВИЧ удалось выделить, имеет большее диагностическое значение, однако все лаборатории делают свои умозаключения о том, что выделен именно ВИЧ, на основании своих проверочных тестов, и правильность этой проверки врач может оценивать лишь по степени своего доверия к данной вирусологической лаборатории. Мы неоднократно отмечали, что некоторым вирусологам удавалось якобы «выделить ВИЧ», из материалов, не имеющих никакого отношения к больным ВИЧ-инфекцией, например, от больных ветряной оспой или эпидемическим паротитом, или даже от здоровых ( правильнее — не инфицированных ВИЧ) людей.  Существенной проблемой является также то, что идентификация вируса занимает сравнительно длительное время.  Наконец, в последние годы большой популярностью стал пользоваться метод обнаружения генного материала ВИЧ методами репликации (амплификации, размножения) специфических генных последовательностей, часто объединяемых под названием одного из вариантов этого метода «полимеразная цепная реакция» (ПЦР). Как недавно убедительно показано в обзоре современного состояния дел в развитии этой техники диагностики при ВИЧ-инфекции, сделанном в конце 1998 г. Г.А. Шипулиным с соавторами (9), известные модификации ПЦР для диагностики ВИЧ-инфекции достигают чувствительности лишь в 98%, то есть выявляют лишь 98% проб от ВИЧ инфицированных лиц, что существенно ниже, чем при использовании ИФА (до 99,9%). То есть они в 1998 г. были способны выявлять лишь 980 инфицированных из 1000, а не 999, как лучшие образцы ИФА. По этой причине они не могут использоваться и как подтверждающие тесты, так как будут давать заведомо больше ложноотрицательных результатов, чем иммуноблот. Можно лишь не согласиться с авторами, которые приписывают своей любимой реакции специфичность, «близкую к 100%», хотя на самом деле эта реакция на практике ведет себя как чересчур «чувствительная» к внешним колебаниям, и в неумелых руках, и в недостаточно хорошо оборудованных лабораторных условиях дает немалое количество неспецифических (ложноположительных) реакций. Специфичность ПЦР также зависит от подбора используемых в ней ингредиентов, в особенности, так называемых «праймеров», которые должны имитировать «генные последовательности ВИЧ», но далеко не всегда могут быть точно подобраны. Неудачный подбор может приводить, в частности, к тому, что такие тесты могут с разным успехом выявлять разные субтипы ВИЧ-1, например, выявлять субтип B и не выявлять субтип A и G т.п. Впрочем, разработка этих методик идет быстрыми темпами и не исключено скорое появление более качественных наборов стандартных реактивов. На практике врачи должны учитывать операционные характеристики предлагаемых им диагностических тестов, изначально предполагая, что их полевая (практическая) ценность может быть существенно ниже заявляемой производителями.  Теоретическое преимущество ПЦР состоит в том, что она способна выявлять ВИЧ-инфекцию в инкубационном и раннем клиническом периоде, когда антител еще может не быть. Однако, она пока не всегда может выявлять инфицированных в более позднем периоде инфекции. Это в будущем, возможно, будет иметь значение и при попытке диагностики ВИЧ-инфекции у лиц, получающих противоретровирусную терапию, когда уровень ВИЧ в крови значительно снижается. Совместное использование двух методик, которое могло бы быть выходом из создавшейся ситуации — ИФА и ПЦР, к сожалению, сделает исследования значительно дороже, тем более, если они осуществляются в массовом масштабе.  В настоящее время в России разрешены к применению тест-системы для обнаружения генного материала ВИЧ. Эти тест-системы могут давать положительные реакции на наличие маркеров ВИЧ в ранних стадиях ВИЧ-инфекции. Пока опыт их использования нельзя считать достаточно большим рекомендуется придерживаться следующей тактики из применения. При обнаружении положительных результатов на ВИЧ-инфекцию в тест-системах данных типов, следует провести обследование на антитела к ВИЧ. При обнаружении антител следует придерживаться стандартной диагностической тактики. При положительных результатах обследования на генные или антигенные маркеры ВИЧ и отрицательных результатах обследования на антитела к ВИЧ следует повторить обследования на антитела к ВИЧ через 3 и 6 месяцев.  Пока метод амплификации сравнительно успешно применяется только для диагностики ВИЧ-инфекции у детей, родившихся от ВИЧ инфицированных матерей. Как известно, диагностика ВИЧ-инфекции у них затруднена наличием на первом году жизни материнских антител к ВИЧ в крови и здоровых и зараженных детей. Но и здесь использование генноинженерных методов имеет ограниченную ценность. По современным данным, положительный результат определения генного материала ВИЧ у ребенка в первый месяц жизни действительно свидетельствует о ВИЧ-инфекции с 50-95% вероятностью, а отрицательный — с 3-10% вероятностью свидетельствует об отсутствии ВИЧ-инфекции. Таким образом, говоря практическим языком, получается, что ребенок в возрасте до 1 месяца с положительной реакцией ПЦР возможно инфицирован, а ребенок с отрицательной реакцией — весьма вероятно не инфицирован. Повторные исследования материалов от ребенка, сделанные через 1-2 месяца, если их результат совпадает с первым, увеличивают точность диагноза, но не дают абсолютного результата. Положительный результат ПЦР, полученный в возрасте старше 4 месяцев (ближе к 6 месяцам), имеет большее диагностическое значение, в первую очередь, потому, что концентрация ВИЧ в это период возрастает. На информативность результатов этой реакции в ранние сроки может влиять путь заражения ребенка (внутриутробно, перинатально или при грудном вскармливании), который, естественно, определяет и срок заражения. Вполне понятно, что у детей, заразившихся при грудном вскармливании, результаты исследования ПЦР, взятые в первые дни жизни, скорее всего, будут отрицательными. Таким образом, складывается впечатление, что применение ПЦР для выявления ВИЧ-инфекции у детей тоже пока не является очень надежным способом ранней диагностики, и, возможно, не имеет такого большого прикладного будущего, как ожидалось. Мы полагаем, что ко всем детям, родившимся от ВИЧ инфицированных матерей, необходимо применять меры профилактики, например, химиопрофилактику ВИЧ-инфекции, а тем более, отмену грудного вскармливания, независимо от предварительных результатов ПЦР. Специалисты США рекомендуют превентивную антиретровирусную терапию для профилактики ВИЧ-инфекции у новорожденных детей ВИЧ инфицированных матерей без специальных ссылок на результаты ПЦР-диагностики (10). Вероятно, противоретровирусная химиопрофилактика ВИЧ-инфекции может влиять на эффективность диагностики, так как при ней уровень концентрации ВИЧ, естественно, может снижаться ниже определяемого уровня.  Впрочем, реакции типа ПЦР уже нашли свое место в диагностике ВИЧ-инфекции. Сейчас они успешно используются для прогнозирования течения заболевания и оценки эффективности терапии, определения количественных показателей присутствия ВИЧ в биологических жидкостях, о чем мы подробнее пишем в следующих главах.  При ВИЧ-инфекции могут наблюдаться такие неспецифические изменения лабораторных показателей, как снижение количества CD4-лимфоцитов, увеличение процентного содержания CD8-лимфоцитов, повышение уровня бета-2-микроглобина, неоптерина, возрастание количества иммуноглобулинов и другие. Обнаружение этих признаков является дополнительным свидетельством в пользу диагноза ВИЧ-инфекции. Однако эти изменения могут отсутствовать при определенных стадиях ВИЧ-инфекции (см. ниже), иметь индивидуальные колебания у разных пациентов, встречаться при других заболеваниях.  Как уже было подчёркнуто выше, диагностика ВИЧ-инфекции включает в себя два последовательных этапа, имеющих самостоятельные цели:  Установление собственно диагноза ВИЧ-инфекции, то есть определение состояния инфицирования ВИЧ.  Установление клинического диагноза, то есть определение стадии и характера течения ВИЧ-инфекции.  Своевременная констатация состояния инфицированности ВИЧ имеет большое значение для проведения противоэпидемических мероприятий и ведет к важным правовым и социальным последствиям. Уже при возникновении малейшего подозрения на заражения ВИЧ часто необходимо принимать некоторые неотложные меры по предупреждению возможного распространения ВИЧ, например, исключить возможность переливания подозрительной на заражение крови. При обнаружении ВИЧ-инфицированного он отстраняется от донорства, подвергается консультированию, которое может снизить дальнейшее распространение ВИЧ. Проводимое при его выявлении эпидрасследование позволяет выявить пути передачи ВИЧ, которые в некоторых случаях (например, при внутрибольничных вспышках) можно быстро прервать. Эпидрасследование выявляет другие источники инфекции, а также и лиц, подвергающихся риску заражения, которые в свою очередь подвергаются обучению или другим формам воздействия, снижающим вероятность распространения инфекции.  Установление клинического диагноза проводится с целью оказания адекватной состоянию больного медицинской помощи. Эта помощь должна включать в себя не только медикаментозную терапию, но и психологическую поддержку. Последнее мероприятие также имеет некоторое противоэпидемическое значение.  Независимо от цели, диагностика ВИЧ-инфекции осуществляется путем комплексной оценки данных клинического обследования, результатов эпидемиологического расследования и лабораторных исследований.  При этом, в первое время по возникновении подозрения на обнаружение случая ВИЧ-инфекции, как у инфекциониста, так и эпидемиолога может просто не хватать данных для вынесения окончательного диагноза. Результаты всех лабораторных исследований могут быть получены только через несколько недель, а полные эпидемиологические данные могут быть и вовсе никогда не получены. Достаточно часто у опытных специалистов возникают сомнения в ценности или достоверности лабораторной диагностики ВИЧ-инфекции. Иногда диагностическое решение приходится принимать и при отсутствии возможности провести даже клинический осмотр, не говоря уже о возможности провести полное клиническое обследование.  УСТАНОВЛЕНИЕ ДИАГНОЗА ВИЧ-ИНФЕКЦИИ  Установление факта инфицированности ВИЧ осуществляется путем комплексной оценки эпидемиологических, клинических и лабораторных критериев, каждый из которых имеет ту или иную степень значения при установлении диагноза.  В ряде случаев для проведения своевременных противоэпидемических мероприятий необходимо осуществлять установление наличия ВИЧ-инфекции, когда имеется большая вероятность инфицирования ВИЧ, но временно не имеется полных или достаточных данных для окончательного подтверждения диагноза.  В этих случаях мы предлагаем ориентироваться на критерии высокой, значительной и большой достоверности, при которых соответственно высок риск инфицирования.  Критериев достаточной и средней вероятности довольно для того, чтобы не сомневаться в возможности инфицирования, но недостаточно, чтобы ее диагностировать.  Критерии относительной достоверности вызывают некоторые сомнения в инфицировании. Кроме этого, можно выделить критерии малой вероятности инфицирования, которые допускают наличие ВИЧ-инфекции, но при выяснении дополнительных условий.  Мы можем выделить также критерии сомнительной достоверности, которые могут противоречить диагнозу ВИЧ-инфекции.  Эпидемиологические критерии установления инфицированности ВИЧ  Важнейшим эпидемиологическим критериям при установлении диагноза ВИЧ-инфекции является выявление возможных факторов риска инфицирования ВИЧ.  К эпидемиологическим факторам (в данном случае — критериям), имеющим высокое значение при диагностике ВИЧ-инфекции, относится переливание крови или пересадка органов и тканей от инфицированного ВИЧ лица. (Человек, получивший переливание крови от ВИЧ-инфицированного лица, практически всегда может сразу рассматриваться как инфицированный ВИЧ).  К критериям значительной вероятности инфицирования ВИЧ мы относим  рождение ребенка, инфицированного ВИЧ. (При выявлении зараженного ребенка младшего возраста сразу возникает наша основная гипотеза, состоящая в том, что наиболее вероятный источник его заражения — мать, хотя ребенок теоретически мог быть заражен и при медицинских манипуляциях, что приходится проверять при дальнейшем эпидрасследовании).  К критериям большой вероятности инфицирования можно отнести:  Установление заражения ВИЧ реципиента крови данного лица (хотя, реципиент, конечно, мог заразиться, например, половым путем).  Совместный прием наркотиков для парентерального введения с известным лицом, инфицированным ВИЧ (хотя, можно и не заразиться).  Рождение от матери, инфицированной ВИЧ (заражение происходит не обязательно).  Половой контакт с известным лицом, зараженным ВИЧ (заражение происходит не обязательно).  Пребывание в установленном очаге внутрибольничного распространения ВИЧ в период его существования (заражение происходит не обязательно).  К эпидемиологическим факторам достаточной вероятности инфицирования ВИЧ мы относим:  Парентеральное введение наркотиков на территориях с большой пораженностью ВИЧ наркоманов или совместно с выходцами с территорий с большой распространенностью ВИЧ-инфекции.  Половые контакты с наркоманами, проститутками и мужчинами-гомосексуалистами на территориях с высокой распространенностью ВИЧ-инфекции или с лицами указанных групп, прибывшими с этих территорий.  Переливание крови от неустановленных или необследованных доноров на территориях с большим распространением ВИЧ-инфекции.  К факторам средней вероятности инфицирования можно отнести:  Парентеральное введение наркотиков.  Половые связи с большим количеством половых партнеров.  Половые связи с мужчинами-гомосексуалистами.  Половые связи с наркоманами.  Переливание крови от большого количества неустановленных доноров.  Пребывание в странах с высоким уровнем (пораженность более 5% населения) распространения ВИЧ-инфекции.  К эпидемиологическим критериям относительной достоверности можно отнести обнаружение факторов незначительного риска, например, гетеросексуальных половых партнеров, не принадлежащих (по крайней мере, внешне) к группам повышенного риска заражения ВИЧ.  Об эпидемиологических критериях малой достоверности инфицирования ВИЧ можно говорить в тех случаях, когда достаточно точно можно установить, что обследуемое лицо не имело ни одного из вышеперечисленных факторов большей вероятности, например, если у человека был один гетеросексуальный половой партнер, не употреблявший наркотиков, он сам не употреблял наркотиков и не получал переливаний крови.  Об эпидемиологических критериях сомнительной вероятности заражения ВИЧ можно говорить в тех случаях, когда установлено, что обследуемое лицо не имело никаких достоверных факторов риска заражения. Например, когда речь идет о ребенке неинфицированной ВИЧ матери, никогда не подвергавшемся госпитализации.  Клинические критерии установления диагноза ВИЧ-инфекции  К критериям высокой достоверности ВИЧ-инфекции относят следующие клинические состояния (которые известны как заболевания, позволяющие диагностировать СПИД без лабораторного подтверждения ВИЧ-инфекции, если оно не проводилось или дало неопределенные результаты):  Кандидоз пищевода, трахеи, бронхов или легких,  Криптококкоз внелегочный;  Криптоспоридиоз с диареей, длящейся более месяца.  Цитомегаловирусное поражение других органов, кроме печени, селезенки, лимфатических узлов у больных старше 1 месяца.  Инфекция вирусом простого герпеса, вызывающего многоочаговые язвы, незаживающие более 1 месяца, или бронхит, пневмонит или эзофагит любой длительности.  Саркома Капоши у пациента моложе 60 лет.  Лимфома мозга (первичная) у пациента моложе 60 лет.  Инфекция возбудителями группы Mycobacterium avium или M. Kansasii диссеминированная (с локализацией поражений вне легких, кожи, шейных или воротных лимфоузлов).  Пневмония, вызванная пневмоцистой.  Прогрессивная многоочаговая лейкоэнцефалопатия.  Токсоплазмоз мозга у пациентов старше 1 месяца.  Как известно, эти заболевания считаются признаками СПИДа при условии, что они диагностированы «убедительными» методами (в основном морфологическими) и что исключены следующие факторы:  проводимая высокими дозами и длительная систематическая кортикостероидная или другая иммунодепрессивная или сопровождающаяся цитотоксичностью терапия в период трех месяцев до появления индикаторного заболевания;  любая из следующих болезней, диагностированных в период за 3 месяца до возникновения индикаторного заболевания: лимфогранулематоз, другие лимфомы (кроме первичной лимфомы мозга), лимфоидная лейкемия, многоочаговая миелома или любой рак из лимфоретикулярной или гистиоцитарной ткани или ангиоиммунобластическая лимфаденопатия;  генетический (врожденный) иммунодефицитный синдром или приобретенная иммунная недостаточность, атипичная для ВИЧ-инфекции.  К критериям значительной достоверности можно отнести те же клинические проявления при отсутствии данных о вышеперечисленных исключениях.  К критериям большой достоверности при тех же вышеперечисленных исключениях относят:  Вышеперечисленные заболевания подтвержденные «менее убедительно» (клинические, инструментальные, лабораторные, но не морфология, методы).  Обнаружение персистирующей генерализованной лимфаденопатии (увеличение не менее 2-х лимфоузлов в двух разных группах, у взрослых до размера более 1 см, у детей более 0.5 см в диаметре, сохраняющихся в течение не менее 3-х месяцев).  Рецидивирующий опоясывающий лишай у лиц моложе 60 лет.  Цитомегаловирусный ретинит с потерей зрения.  Лимфоидный интерстициальный пневмонит и/или гиперплазия у детей младше 13 лет.  Гистоплазмоз диссеминированный (с локализацией в других местах в добавление или помимо легких или шейных лимфоузлов).  Изоспороз с диареей более 1 месяца.  Кокцидиомикоз диссеминированный (с локализацией в других местах в добавление или помимо поражения легких или шейных лимфоузлов).  Бактериальные инфекции множественные или рецидивирующие (в любом сочетании не менее 2 за 2 года) следующего типа у детей моложе 13 лет: септицемия, пневмония, менингит, костная или суставная инфекция, абсцесс внутренних органов или полостей тела (исключая отит и поверхностные абсцессы кожи и слизистых).  Hе-Xоджкинская лимфома В-клеточного или неизвестного клеточного фенотипа.  Любое заболевание, вызванное микобактерией, кроме M. tuberculosis, диссеминированное (с локализацией поражения в другом месте, кроме (или в добавление) легких, кожи, шейных лимфоузлов).  Туберкулез внелегочный (хотя бы одна локализация вне легких вне зависимости от поражения легких).  Сальмонеллезная септицемия, рецидивирующая.  Исхудание («слим-болезнь») при отсутствии других факторов, объясняющих его происхождение. (Этот список не полон).  К критериям достаточной достоверности можно отнести обнаружение типичной клиники острой ВИЧ-инфекции, различные повторные и раз от раза прогрессирующие грибковые, вирусные или бактериальные поражения кожи и слизистых.  К критериям средней достоверности можно отнести все случаи, когда у обследуемого выявлены отдельные синдромы, которые могут встречаются при ВИЧ-инфекции, например, гепатолиенальный синдром.  Критериями малой достоверности являются те случаи, когда у обследуемого не обнаруживается синдромов, а только отдельные симптомы или заболевания, которые могут наблюдаться при ВИЧ-инфекции, например, кандидозный стоматит.  Критерием сомнительной достоверности является отсутствие у обследуемого пациента какого-либо из вышеперечисленных состояний.  Лабораторные критерии для постановки диагноза ВИЧ-инфекции  Критерием высокой достоверности диагностики ВИЧ-инфекции является выделение ВИЧ из крови или других тканей обследуемого лица с последующей идентификацией выявленной культуры. (При этом следует отметить, что в том случае, когда вирус выделить не удается, это не является критерием высокой достоверности отсутствия ВИЧ-инфекции).  Критерием значительной достоверности заражения ВИЧ является обнаружение антител к отдельным антигенам ВИЧ методом иммунного блотинга.  К критериям большой достоверности мы относим:  Обнаружение антител к отдельным диагностически значимым белкам ВИЧ (в других методиках, кроме иммунного блотинга).  Обнаружение генного материала ВИЧ или антигенов ВИЧ (в том числе и с помощью полимеразной цепной реакции).  Снижение количества CD4- клеток ниже уровня 200 в мм куб. крови.  Критериями достаточной достоверности являются:  Обнаружение суммарных антител к ВИЧ иммуноферментным или иным методом.  Снижение количества CD4 ниже 400 в мм куб крови.  К критериям средней достоверности относятся сочетанные (синдромальные) показатели системных сдвигов иммунитета, типичных для ВИЧ-инфекции. На наш взгляд, к таковым среди доступных в обычной клинике может быть отнесено уменьшение соотношения СD4/ СD8 клеток, увеличение количества СD8 клеток. Среди малодоступных в обычной практике показателей можно упомянуть повышенные уровни сывороточного бета-2-микроглобина, неоптерина.  К критериям относительной достоверности можно отнести обнаружение отдельных лабораторных сдвигов, достаточно типичных для ВИЧ-инфекции, но неспецифичных, таких как лимфоцитопения повышение уровня кислотолабильного интерферона.  К критериям малой достоверности можно отнести обнаружение лабораторных изменений, которые могут быть при ВИЧ-инфекции, но не являются для нее специфичными и встречаются и при других состояниях, например, лимфоцитоз, снижение гематокрита, уровня альбумина, повышение СОЭ и т. п.  К критериям сомнительной достоверности принадлежат случаи отсутствия какого-либо из вышеперечисленных лабораторных свидетельств.  Многолетний опыт диагностики ВИЧ инфекции показывает, что, кроме недостатка информации, практическому врачу нередко приходится сталкиваться с такими проблемами, как различные технические ошибки в составлении записей, перепутыванием проб от разных пациентов и, наконец, с недостаточной квалификацией лабораторного персонала, который может не уметь правильно проводить или правильно интерпретировать результаты лабораторного исследования. При использовании лабораторных критериев мы должны учитывать неизбежные ошибки, которые могут возникнуть на разных этапах диагностики. В тех случаях, когда лабораторные данные очевидно противоречат эпидемиологическим или клиническим критериям, необходимо проводить повторные исследования, направляя материалы и в другие лаборатории.  Использование критериев диагностики ВИЧ-инфекции  Приведенные критерии являются не методическими указаниями, а рабочим алгоритмом, предназначенным для удобства систематизации информации, используемой для диагностики ВИЧ-инфекции, что особенно важно для тех врачей, которые еще не имеют большого опыта работы с ВИЧ-инфекцией. Критерии достоверности диагноза можно использовать в тех случаях, когда в распоряжении врача на момент обследования нет всех данных, которые могли бы быть использованы для окончательного установления диагноза ВИЧ-инфекции. В этих ситуациях большое значение имеет создание рабочей гипотезы диагноза, ориентированной на доступные в данный момент сведения.  Для установления диагноза ВИЧ-инфекции с большой вероятностью последующего полного подтверждения, как правило, достаточно одного эпидемиологического, клинического или лабораторного критерия высокой достоверности. Например, переливание крови от инфицированного ВИЧ донора практически неизбежно приводит к инфицированию ВИЧ. Случаи, когда такое заражение позднее не подтверждается, лежат скорее в пределах искажения информации (т. е., хотя имеются некоторые документы о возможном переливании крови от данного донора, но переливания на самом деле могло и не быть). Сообщение о выделении ВИЧ от интересующего вас больного может оказаться следствием некомпетентности лаборатории, проводившей исследование и т.п. Обнаружение пневмоцистной пневмонии или генерализованной саркомы Капоши у молодого человека при отсутствии вышеперечисленных факторов снижения иммунитета практически всегда свидетельствует о наличии у него ВИЧ-инфекции и является основанием для обследования. Выделение идентифицированной культуры ВИЧ от какого-то лица является признаком ВИЧ-инфекции по определению.  Особый интерес представляют лабораторные методы диагностики, которым врачи часто придают большее значение, чем они заслуживают. Вероятно, многие склонны были бы отнести положительные результаты иммунного блотинга к критериям высокой достоверности. Однако в ряде случаев, при отсутствии некоторых эпидемиологических данных это мнение может быть ошибочным. Обнаружение антител к отдельным белкам ВИЧ (положительная реакция в иммунном блотинге) у неинфицированных детей, родившихся от инфицированных матерей, является вообще нормальным явлением. С другой стороны, иммунный блотинг уступает по чувствительности иммуноферментным методам, и в ряде случаев отрицательный результат в иммунном блоте не означает отсутствия ВИЧ-инфекции. Достаточно часто встречаются и неопределенные результаты иммунного блотинга.  Не следует забывать также, что на практике врачу чаще всего приходится впервые сталкиваться с пациентом, имея лишь заключение об обнаружении антител к ВИЧ в ИФА, а результаты иммунного блотинга поступают, по крайней мере, на несколько дней позднее. Что же касается ИФА, то до самого последнего времени в России общее количество ложноположительных реакций значительно превышало и превышает количество истинно положительных (в среднем соотношении 20:1), поэтому информативная ценность этого результата зависит от дополнительных эпидемиологических или клинических данных. Достоверность положительной реакции ИФА в группе высокого риска заражения ВИЧ существенна, а в группе низкого риска — мала. То есть, если положительная реакция обнаруживается у полового партнера ВИЧ-инфицированного, то он, скорее всего, заражен, а если у донора, то реакция значительно более вероятно окажется ложной.  Большую диагностическую ценность приписывают также и полимеразной цепной реакции (ПЦР). Однако различные модификации полимеразной цепной реакции, определяющей генный материал ВИЧ, известны своей высокой чувствительностью, обычным следствием которой является и большое количество ложнопожительных реакций, и, поскольку этот метод еще недостаточно отработан, мы пока с осторожностью относим его даже к критериям большой достоверности. При его массовом применении количество ложноположительных результатов в ПЦР может быть даже больше, чем при применении ИФА.  Снижение количества CD4-клеток является обычной фазой иммунного ответа на многие инфекции, и может быть не связано с ВИЧ-инфекцией, однако выраженными они могут быть лишь в случаях ВИЧ-инфекции или при наличие других факторов, угнетающих иммунитет.  Обнаружения одного критерия значительной достоверности достаточно для диагностирования ВИЧ-инфекции с большой вероятностью правильности, но при наличии некоторых дополнительных сведений. Критерий значительной достоверности в сочетании с эпидемиологическим критерием большой достоверности становится еще более значимым в диагностике.  Предварительный диагноз ВИЧ с достаточной уверенностью можно ставить и при сочетании двух и более критериев большой достоверности.  Если у полового партнера ВИЧ-инфицированного лица обнаруживается лимфаденопатия или рецидивирующий опоясывающий лишай, это может означать, скорее всего, что и у него тоже ВИЧ-инфекция. Если у ребенка 6 -7 месяцев от ВИЧ инфицированной матери обнаруживается лимфоидный интерстициальный пневмонит, хотя антитела к ВИЧ и отсутствуют (исчезли), это означает, что ребенок инфицирован и т. д.  Сочетание одного признака большой достоверности инфицирования ВИЧ с несколькими признаками достаточной достоверности весьма информативно. Так, обнаружение антител к ВИЧ в ИФА у наркомана из Калининграда (где около половины представителей этой группы заражено ВИЧ), у которого обнаружена типичная лимфаденопатия, скорее всего, означает наличие у него ВИЧ-инфекции. В тоже время обнаружение антител к ВИЧ в ИФА у жителя Калининграда, о котором нам ничего не известно, может оказаться и результатом ложноположительной реакции.  Если у ребенка, родившегося от ВИЧ инфицированной матери, не имеется антител к ВИЧ в иммунном блотинге, но у него положительная ИФА (что вполне возможно, так как иммунный блотинг менее чувствителен, чем ИФА) и рецидивирующая пневмония, то особых сомнений в диагнозе ВИЧ-инфекции не возникает. Если у ребенка от ВИЧ инфицированной матери вообще нет антител к ВИЧ, что обычно бывает на втором полугодии жизни, но у него снижено количество CD4-клеток и имеются рецидивирующие бактериальные синуситы, то вероятность ВИЧ инфекции также высока.  Сочетание трех и более признаков достаточной достоверности весьма весомо свидетельствует о ВИЧ-инфекции. Так, если мы знаем, что антитела в ИФА обнаружены у женщины, половой партнерши наркомана из района массового распространения ВИЧ, у которой обнаруживается лимфаденопатия, то вероятность ее инфицирования очень высока.  Критериев средней и относительной вероятности самих по себе недостаточно для постановки диагноза ВИЧ-инфекции с большой степенью уверенности, однако, чем больше их сочетание, тем вернее диагностика ВИЧ-инфекции.  Так наркоман, страдающий кандидозом полости рта, в крови которого обнаруживается лимфоцитопения, может и не быть инфицирован ВИЧ, так как кандидоз и лимфоцитопения могут являться следствиями угнетающего воздействия наркотика на иммунную систему. Но если мы узнаем, что он принимал наркотики в Твери, где половина наркоманов заражена ВИЧ, что он страдает фурункулезом, а в крови у него отмечается также и гипериммуноглобулинемия, то вероятность подтверждения диагноза ВИЧ существенно возрастает.  Критерии малой достоверности скорее не подтверждают, но и не исключают ВИЧ-инфекции.  Обнаружение критериев сомнительной достоверности часто выступает как суммарный элемент диагностики с отрицательным значением.  Так, если имеется лабораторное подтверждение ВИЧ-инфекции даже высокой достоверности, но не удалось выявить никаких эпидемиологических факторов и клинических признаков заражения, то следует проверять возможность лабораторной ошибки. И, напротив, если есть все эпидемиологические данные за ВИЧ-инфекцию и даже клинические признаки, но ни один лабораторный критерий ВИЧ-инфекцию не подтверждает, то это также повод для тщательной проверки всех данных.  Пример. В 1987 г. при обследовании на антитела к ВИЧ одного из половых партнеров первого зарегистрированного в СССР больного СПИДом антител к ВИЧ у него в ИФА выявлено не было, а со времени последнего контакта с больным прошло более 2-х лет. Клинически выявлялось умеренное увеличение лимфоузлов Однако при обследовании 4 реципиентов крови этого человека и его супруги антитела к ВИЧ были обнаружены, что позволило поставить диагноз ВИЧ-инфекции. Впоследствии выяснилось, что антитела к ВИЧ не выявлялись у пациента только в одной первоначально использованной (импортной) тест-системе, но его сыворотка была позитивной при использовании других тест-систем, а также и в иммунном блотинге.  Комментарий. Если бы в данном случае врачи пошли на поводу результатов первого лабораторного исследования, проигнорировав такой существенный фактор риска, как половая связь с ВИЧ-инфицированным, то своевременно не могла бы быть раскрыта целая цепочка случаев заражения ВИЧ-инфекцией).  При постановке диагноза иногда приходится оперировать ограниченными данным, например, чаще могут отсутствовать некоторые эпидемиологические критерии, а иногда и лабораторные данные, позволяющие «документально» обосновать диагноз ВИЧ-инфекции. Это не исключает того, что в ряде случаев диагноз можно с высокой достоверностью предполагать при наличии достаточного числа других критериев. Например, если у постоянного полового партнера ВИЧ-инфицированного лица отмечается типичная клиника острой ВИЧ-инфекции (но антител пока нет), или зафиксирована типичная для ВИЧ инфекции лимфаденопатия, но обследовать его на антитела к ВИЧ по тем или иным причинам не удается (например, в связи с уклонением от обследования), этих данных достаточно, чтобы с большой уверенностью считать его инфицированным и принимать соответствующие ситуации меры. 

Обоснование впервые устанавливаемого клинического диагноза ВИЧ-инфекции  При обнаружении подозрительного на ВИЧ-инфекцию пациента производится его первичное обследование, целью которого является подтверждение клинического диагноза ВИЧ-инфекции, установление стадии болезни, выявление имеющихся у больного вторичных и сопутствующих заболеваний для определения тактики дальнейшего ведения.  Проведению первичного обследования должно предшествовать консультирование больного по вопросам ВИЧ-инфекции. Целью консультирования является психологическая подготовка пациента к адекватному восприятию диагноза ВИЧ-инфекции и адаптации его к перспективе жизни с ВИЧ-инфекцией. Консультирование проводится специально подготовленным специалистом. После подтверждения диагноза ВИЧ-инфекции оно проводится специалистом с высшим медицинским образованием, желательно лечащим врачом.  При первичном обследовании, помимо осмотра лечащего врача, включающего сбор анамнеза и физикальное обследование, рекомендуется проводить исследование крови на антитела к ВИЧ, если это не было сделано ранее или имеется необходимость уточнения диагноза. Проводится также общий анализ крови (с определением гемоглобина, эритроцитов, тромбоцитов, гематокрита, лейкоцитарной формулы), биохимический анализ крови (билирубин и его фракции, аланиновая аминотрансфераза, аспарагиновая аминотрансфераза, щелочная фосфатаза, лактатдегидрогеназа, амилаза или липаза, глюкоза), общий анализ мочи, кожно-аллергическая проба (туберкулиновая), исследование крови на маркеры вирусных гепатитов В и С, сифилиса, исследование кала на яйца глистов и простейшие, рентгенография органов грудной клетки, УЗИ органов брюшной полости и почек, ЭКГ, осмотр специалистов (дерматолога, гинеколога, невропатолога, оториноларинголога, психиатра, окулиста, стоматолога). При возможности проводится определение количества CD4-лимфоцитов, определение количества РНК вируса в крови (вирусной нагрузки).  При впервые устанавливаемом у данного больного клиническом диагнозе ВИЧ-инфекции следует сначала обосновать диагноз ВИЧ-инфекции на основании эпидемиологических, клинических и имеющихся лабораторных данных, затем определить стадию заболевания, указав ее характерные проявления.  У детей, родившихся от ВИЧ-инфицированных матерей, диагноз ВИЧ-инфекция (?) (под вопросом) устанавливается на основании эпидемиологических данных (рождение от инфицированной матери).  Диагноз ВИЧ-инфекция (?) снимается у такого ребенка в возрасте 18 месяцев при отсутствии обнаружения у него за период наблюдения клинических и лабораторных свидетельств в пользу ВИЧ-инфекции. Диагноз ВИЧ-инфекция у ребенка, родившегося от ВИЧ-инфицированной матери, может быть подтвержден в более ранние сроки в случае, если у него обнаруживаются клинические или лабораторные признаки ВИЧ-инфекции.  Примеры  На основании эпидемиологического анамнеза (половой контакт с ВИЧ-инфицированным), генерализованной лимфаденопатии, обнаружения антител к белкам ВИЧ (гп 41, 160) можно диагностировать ВИЧ-инфекцию. Учитывая отмеченный в анамнезе повторный опоясывающий лишай, наблюдающуюся в настоящее время лихорадку, длящуюся более месяца, белые налеты на слизистой полости рта, поражения ногтей ног, можно предположить у больного стадию вторичных заболеваний (ЗБ.) Диагноз: ВИЧ-инфекция стадия 3Б. Кандидоз полости рта ?, грибковые поражения ногтей ?. Далее следует наметить план обследования.  На основании эпидемиологического анамнеза (парентеральное употребление наркотиков), генерализованной лимфаденопатии, обнаружения антител к белкам ВИЧ (гп 41, 160) диагноз — ВИЧ-инфекция. Учитывая наличие у больного пневмонии неясной этиологии, одышку, напоминающих саркому Капоши элементов на голове и половых органах, длящейся более 2 месяцев лихорадки, можно диагностировать стадию 3В ВИЧ-инфекции. Диагноз: ВИЧ-инфекция, стадия 3В, саркома Капоши ?, пневмоцистная пневмония? Далее следует наметить план обследования.  На основании эпидемиологического анамнеза: переливания 3 недели назад крови от ВИЧ-инфицированного донора, наличия лихорадки, сопровождаемой фарингитом и пятнистой сыпью на туловище можно поставить диагноз — ВИЧ-инфекция, стадия 2А. Далее следует наметить план обследования.  На основании отсутствия эпидемиологических данных о возможности инфицирования у девочки 12 лет, отсутствии у нее клинических проявлений ВИЧ-инфекции, несмотря на обнаружение антител к протеинам ВИЧ с молекулярным весом 17кд и 24кд, диагноз ВИЧ-инфекции сомнителен. Рекомендуется повторить обследование на антитела к ВИЧ через 3 месяца.  На основании отсутствия клинических признаков ВИЧ-инфекции и лабораторных свидетельств в пользу ВИЧ-инфекции у ребенка 2 лет, родившегося от ВИЧ-инфицированной матери, диагноз: ВИЧ-инфекция(?) снимается. 

ОЦЕНКА ТЯЖЕСТИ ТЕЧЕНИЯ ВИЧ-ИНФЕКЦИИ  Клиническая диагностика ВИЧ-инфекции проводится после того, как факт инфицирования установлен и осуществляется в тех случаях, если возможно клиническое обследование инфицированного лица. Традиционно клиническая диагностика сводится к установлению стадии заболевания и характеристике его течения. Наиболее удобной для клинической диагностики стадии ВИЧ-инфекции остается классификация В.И. Покровского (см. выше).  Хотя для первичной клинической диагностики ВИЧ-инфекции классификация В.И. Покровского достаточно эффективна, тем не менее, в связи с дальнейшим изучением течения заболевания и успехами терапии ВИЧ инфекции она нуждается в дальнейшем развитии. Дополнением к русской классификации могло бы стать определение характера течения той или иной стадии заболевания. Так, в течении каждой, особенно третьей стадии, считается целесообразным выделить фазу прогрессирования и фазу ремиссии. Фаза прогрессирования характеризуется наличием клинических проявлений заболевания, а фаза ремиссии — их отсутствием. Также необходимо дополнительно охарактеризовать те случаи, когда в результате успешной терапии наступает стойкое улучшение состояния. Классификация была написана в тот период, когда еще не шла речь об эффективной терапии ВИЧ-инфекции, и поэтому смена фаз прогрессирования и ремиссии могла расцениваться как событие, не зависящее от терапии. В последние годы профилактическое назначение антимикробных препаратов отдалило начало клинических проявлений. В настоящее время комбинированная противоретровирусная терапия, назначенная в стадии 3Б, может привести больного на длительный срок в состояние бессимптомной инфекции, то есть фактически вернуть его к состоянию стадии 2Б. Поэтому необходимо ввести в классификацию и понятие фазы спонтанной и терапевтической ремиссии.  Предлагается добавлять к определению стадии заболевания дополнительные буквы шифра, обозначающие ремиссию и систематическую противоретровирусную и противомикробную терапии. Например, если пациент в стадии 3А начал профилактический прием противотуберкулезных, противогрибковых или противопневмоцистных препаратов, добавлять обозначение «профилактика оппортунистических инфекций» с указанием препарата. Если пациент начал противоретровирусную терапию, возможно, добавлять указание «противоретровирусная терапия». При этом есть целесообразность обозначать и конкретные препараты, о чем мы более подробно пишем в следующей главе. В таком случае диагноз будет строиться следующим образом: ВИЧ-инфекция в стадии 3А (рецидивирующий кандидозный стоматит). Фаза ремиссии. Противоретровирусная терапия (Тимазид). Профилактика оппортунистических заболеваний (Флюконазол, Изониазид).  Что же касается появившихся в последние годы дополнительных лабораторных методов, то они нужны нам для оценки прогноза течения болезни и оценки эффективности лечения.  Измерение уровня CD4-лимфоцитов позволяет судить о глубине развившегося у больного иммунодефицита. Уровень снижения количества CD4-лимфоцитов может служить критерием для определения вероятности возникновения тех или иных вторичных заболеваний. Стойкое снижение уровня ниже 500 клеток в мм куб. крови приводит к переходу ВИЧ-инфекции в стадию 3А, а снижение этого показателя ниже 200 — в стадию 3В. Для стадии 4 типично снижение показателя ниже 50, вплоть до полного отсутствия CD4-клеток. С количеством этих клеток связана вероятность возникновения того или иного оппортунистического заболевания. Так, саркома Капоши может впервые появиться при уровне CD4-клеток более 200, а пневмоцистная пневмония обычно появляется лишь при уровне менее 200 в мм. куб. Этот показатель помогает определить потребность не только в противоретровирусной терапии, но и в проведении химиопрофилактики вторичных заболеваний. При успешной противовирусной терапии уровень CD4 начинает увеличиваться, однако лишь после одного месяца лечения, а иногда и позже. В ряде случаев, особенно при достаточно глубоком иммунодефиците повышения уровня СD4-клеток может и не происходить даже при подавлении размножения вируса. Все это несколько затрудняет его использование.  «Вирусная нагрузка» (чаще всего под этим подразумевается концентрация РНК ВИЧ в крови) в настоящее время считается одним из основных лабораторных маркеров оценки вероятности прогрессирования ВИЧ-инфекции. Высокая «вирусемия» является наиболее ранним признаком начинающегося прогрессирования заболевания и неблагоприятным прогностическим симптомом. Показатель «вирусной нагрузки» пригоден для быстрой оценки эффективности противоретровирусной терапии. При эффективной противоретровирусной терапии уже к 4-8 неделе отмечается снижение уровня РНК ВИЧ, приблизительно в 3-5 раз. К 12-16 неделе у большинства пациентов уровень РНК ВИЧ становится неопределяемым.  При клинической диагностике ВИЧ-инфекции целесообразно устанавливать не только стадию заболевания, но и формулировать прогноз заболевания и планировать тактику лечения. Однако это уже является темой для специальной публикации.  Вторым этапом диагностики является определение стадии заболевания. В принципе этот процесс не представляет особой сложности. Проблематичным является лишь процесс определения некоторых стадий заболевания. Например, иногда за стадию поражений принимают первичную манифестацию ВИЧ-инфекции, сопровождаемую снижением числа СD4-лимфоцитов и, как следствие, развитием оппортунистических заболеваний. Так, американские специалисты, приглашенные в 1988 году в Калмыкию для консультации зараженных в местных больницах детей, ошибочно поставили многим детям диагноз «СПИД», хотя на самом деле у них была манифестная форма острой ВИЧ-инфекции, отягощенная сопутствующими заболеваниями. В результате некоторые дети в Калмыкии с поставленным диагнозом «СПИД» живут уже более 10 лет, побив все рекорды выживаемости при этом состоянии. Более того, судя по официальной статистике, в начале девяностых годов смертность «от СПИДа» в Калмыкии даже снизилась.  Более драматичным является прогнозирование течения ВИЧ-инфекции у конкретного обследуемого больного. Чисто клинические признаки, такие как частота и тяжесть оппортунистических заболеваний, являются определенными прогностическими критериями. Существенное значение в этом случае приобретает определение количества СD4 лимфоцитов, уровень снижения которого определяет появление тех или иных оппортунистических поражений. В последние годы для прогнозирования течения заболевания в экономически развитых странах все чаще используется определение «вирусной нагрузки» то есть определение РНК или ДНК ВИЧ в крови инфицированных лиц. Считается, что высокий ее уровень является прогностически неблагоприятным (9). Однако имеющиеся в настоящее время методики определения вирусной нагрузки нельзя считать совершенными. Их использование ограничивается их высокой стоимостью (стоимость только реактивов для одного исследования в 199 9 г. составляет150-300 долларов США). 

КРИТЕРИИ ПРОГНОЗИРОВАНИЯ ТЕЧЕНИЯ ВИЧ-ИНФЕКЦИИ  Наличие тех или иных клинических проявлений, определяющих стадию заболевания, и последовательность их появления может служить лишь примерным критерием прогнозирования прогрессирования заболевания, так как длительность стадий болезни отличается значительной вариабельностью у отдельных пациентов. Однако постоянное наблюдение за клиническим состоянием отдельных пациентов позволяет выявить период снижения иммунитета и переход больного в стадию 3 заболевания, что служит бесспорным сигналом к началу терапии и профилактики вторичных заболеваний.  Для оценки вероятности прогрессирования заболевания в настоящее время используются лабораторные методики определения уровня CD4-лимфоцитов и количества вируса в крови. Эти показатели могут использоваться как дополнительные критерии в обосновании применения терапии ВИЧ-инфекции. Другими обсуждавшимися иммунологическими лабораторными критериями скорого прогрессирования ВИЧ-инфекции были также снижение или исчезновение антител к белку p24 ВИЧ, уменьшение соотношения СD4- клеток к СD8-клеткам, увеличение количества бета-2-микроглобина в сыворотке, подъем уровня сывороточного неоптерина и кислотолабильного интерферона. Однако эти критерии не нашли широкого применения из-за их относительной информативности.  Измерение уровня CD4-лимфоцитов позволяет судить о глубине развившегося у больного иммунодефицита. Уровень снижения количества CD4-лимфоцитов может служить критерием для определения вероятности возникновения тех или иных вторичных заболеваний.  Стойкое снижение уровня ниже 500 клеток в мм3 крови приводит к переходу ВИЧ-инфекции в стадию 3А, а снижение этого показателя ниже 200 — в стадию 3В. Для стадии 4 типично снижение показателя ниже 50, вплоть до полного отсутствия CD4-клеток. Таким образом, этот показатель помогает определить потребность не только в противоретровирусной терапии, но и в проведении химиопрофилактики вторичных заболеваний. Данные о вероятности появления у больных ВИЧ-инфекцией вторичных заболеваний и синдромов, соответствующим критериям СПИДа, в зависимости от уровня вирусной нагрузки и уровня CD4-лимфоцитов представлены в таблице №2.1 (приложение №2). Увеличение количества CD4- клеток через месяц после начала противовирусной терапии может считаться критерием ее эффективности.  Поскольку уровень CD4-лимфоцитов может временно снизиться из-за перенесенного острого инфекционного заболевания, не связанного с ВИЧ-инфекцией, результаты исследования, проведенного в течение 4 недель после такого эпизода, не могут рассматриваться как критерии к назначению противоретровирусной терапии.  Вирусная нагрузка (часто под этим подразумевается концентрация РНК ВИЧ в плазме крови, но в ряде исследований может определяться количество ДНК в клетках или даже интегрированная ДНК ВИЧ) в настоящее время считается одним из основных лабораторных маркеров прогрессирования ВИЧ-инфекции.  Высокая вирусемия является наиболее ранним признаком начинающегося прогрессирования заболевания и неблагоприятным прогностическим симптомом.  Показатель «вирусной нагрузки» используется для быстрой оценки эффективности противоретровирусной терапии. Значимым изменением концентрации РНК ВИЧ считается разница не менее чем на 0,5 log10 (в 3 раза). При эффективной противоретровирусной терапии уже к 4-8 неделе отмечается снижение уровня РНК ВИЧ на 0,5-0,75 log10 (то есть, приблизительно в 3-5 раз). К 12-16 неделе у большинства пациентов уровень РНК ВИЧ становится неопределяемым (обычно ниже 500 в мм3 или 2,7 log10).  Определение концентрации РНК ВИЧ может осуществляться с использованием методов «Обратная транскрипция — ПЦР» (RT-PCR), «Разветвленная ДНК» (bDNA), «Амплификация на основе полного генома (NASBA). При этом, значения концентрации РНК ВИЧ полученные с помощью методов RT-PCR и NASBA, в 2-2,5 раза выше, чем при использовании bDNA. В данном руководстве используются значения, ориентированные на результаты метода RT PCR.  Острые инфекционные заболевания (не обязательно связанные с ВИЧ-инфекцией) и вакцинация могут временно повышать уровень вирусной нагрузки. Поэтому результаты ее исследования проведенного в течение 4 недель после таких эпизодов, не могут рассматриваться как критерии к назначению терапии.  Miller et al (11) пришли к заключению, что уровень вирусной нагрузки у пациентов,* получающих антиретровирусную терапию имеет малое прогностическое значение, тогда как количество СD4 клеток — большое. 



Source: StudFiles.net


Добавить комментарий